Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Название: Этюд в серых тонах
Автор: Джиалгри
Бета: Xenya-m, Alves
Версия: м/ф "Великий мышиный сыщик"
Размер: миди, 4032 слова
Пейринг/Персонажи: Бэзил, ОЖП разные
Категория: джен
Жанр: кейс
Рейтинг: G
Краткое содержание: У Бэзила с Бейкер-стрит, как и у Шерлока Холмса, обширная агентура. Откуда она берётся? Одна из таких историй перед вами.
Примечание/Предупреждения: Как можно заметить, некоторые имена собственные заимствованы у Уайльда.



Мой дорогой друг и ассистент доктор Доусон постоянно сетует, что я не посвящаю его во все аспекты своей работы и он не может написать, скажем, о моей обширной агентуре. Я решил восполнить этот пробел и заодно рассказать о весьма любопытном случае из моей практики.

***
Началось всё с того, что я познакомился с одной юной леди.

Мы столкнулись на улице. Меня осенила совершенно гениальная идея, полностью объяснявшая исчезновение приказчика из ***, и я шёл, не разбирая дороги. А она, кажется, в принципе не могла пройти по улице, не пересчитав по пути все столбы.

Книги с грохотом рассыпались, вернув меня с небес на землю.

— Простите, мисс! — воскликнул я, бросившись поднимать их.

— Ах… ничего… рано или поздно я должна была их уронить, — философски ответила девушка. — Будет мне урок.

И она присела рядом. Я уже успел заметить скромное серое платье с застиранным подолом и пару раз чинёные башмачки. Теперь мне удалось разглядеть юную леди получше.

У неё были большие, слегка растопыренные уши, длинные, неопределённого цвета волосы и огромные глаза за толстыми стёклами очков. Ей пришлось подтолкнуть очки пальцем выше по переносице, чтобы не потерять их, наклоняясь.

— Позвольте я помогу вам донести книги, — предложил я, наскоро завязывая лопнувшую бечёвку морским узлом.

— Вы очень добры, сэр, — ответила неловкая незнакомка. — Здесь пройти всего ничего, до соседнего дома.

Мы наконец выпрямились.

— Вероятно, стоит представиться, — сказала девушка. — Меня зовут Джорджина Бэнкс.

— Бэзил с Бейкер-стрит, к вашим услугам, — отрекомендовался я, умудрившись в поклоне не растерять книги.

— Очень приятно. Мне смутно знакомо ваше имя…

— Рассказы о моих расследованиях печатают в газетах, — сказал я.

— В газетах, говорите? Я сама предпочитаю другую литературу, но, может быть, я читала их вслух миссис Томпсон. В таком случае ей будет интересно познакомиться с вами. Не возражаете?

На серьёзном лице девушки впервые мелькнуло подобие улыбки.

— С удовольствием, мисс, — горячо откликнулся я.

Честно говоря, я не питаю особой любви ни к поклонницам сенсационной литературы, ни к пожилым тётушкам, но неловкая незнакомка меня заинтересовала.

По дороге мы молчали, и, похоже, мисс Бэнкс это совсем не тяготило. Она шла размеренно, не бросала взгляды в мою сторону, как это делала бы на её месте любая другая женщина. Впрочем, я предположил, что у мисс Бэнкс хорошо развито боковое зрение. Стоило мне двинуть рукой, чтобы поудобнее перехватить связку книг, как она обернулась и спросила, не тяжело ли мне.

— Нет, мисс. Но будь это так, я тем более не позволил бы вам нести такой груз, — ответил я. — Бечёвка неудобная.

— Вы правы. Надо наконец купить прочную сумку для книг, — согласилась мисс Бэнкс.

Мы подошли к довольно богатому подъезду, прячущемуся среди цветов в цокольном этаже большого особняка. Мисс Бэнкс уверенно открыла дверь ключом и придержала её, приглашая меня войти.

— Оставьте книги на зеркале, пожалуйста, — сказала она. — Я заберу их позже.

— Джиджи, это ты? — послышался сверху пронзительный женский голос.

— Да, миссис Томпсон. К вам гость, — крикнула в ответ моя спутница.

— Ох! — только и ответил голос.

— Похоже, миссис Томпсон не в духе, — задумчиво сказала мисс Бэнкс.

— Видимо, это не слишком подходящий момент для визита, — предположил я.

— Нет-нет, — рука мисс Бэнкс коснулась моего рукава. — Уверена, миссис Томпсон лучше всего именно отвлечься. Подождите минутку.

Она взлетела по лестнице, чуть приподняв подол, и вскоре стало слышно, как наверху разговаривают. Слов было не различить, я мог следить только за интонацией. Ровный тон, увещевательные нотки — мисс Бэнкс. Высокий голос с резкими повышениями и понижениями — миссис Томпсон.

Через пару минут моя новая знакомая показалась на площадке лестницы.

— Вы как нельзя более вовремя, мистер Бэзил. Поднимайтесь.

Я последовал за мисс Бэнкс на второй этаж, машинально считая ступеньки.

Напротив была распахнутая двустворчатая дверь. В комнате, предназначавшейся, видимо, для рукоделия, царил хаос. На столах и креслах лежали разномастные шляпы и шляпные коробки, а в центре суетилась чуть полноватая леди в свободном халате поверх белого узорчатого платья для прогулок.

Сначала передо мной предстала сложная причёска дамы, слегка прикрытая изогнутыми полями ещё одной шляпы. Затем миссис Томпсон повернулась и всплеснула руками.

— Мистер Бэзил! Само Провидение послало мне вас!

— Всегда рад быть полезным, — ответил я учтиво.

— Мистер Бэзил, миссис Томпсон, — запоздало представила нас мисс Бэнкс и принялась собирать шляпы.

Миссис Томпсон сразу же устроилась на освободившемся кресле и чуть ли не силком усадила меня на соседнее.

— Мистер Бэзил, представьте себе, у графини де Бельфлёр пропали бриллианты!

— В самом деле?

— Да, вчера на приёме! Она была сегодня у меня, бедняжка, сама не своя. Это был подарок её покойного батюшки.

Миссис Томпсон прослезилась, видимо, она лично могла засвидетельствовать достоинства упомянутого джентльмена.

— Когда была обнаружена пропажа? — спросил я, решив не терять времени даром.

Конечно, лучше было бы расспросить саму графиню, но коль скоро миссис Томпсон жаждала поведать мне эту историю, следовало извлечь из нашей беседы максимум пользы.

— Тем же вечером, — подумав, объявила она. — Графиня посмотрелась в зеркало, надевая манто, и заметила, что бриллиантов на ней нет.

— Это было колье?

— Колье и браслет, — чуть не подпрыгнула миссис Томпсон. — Понимаете?

— Хм... в самом деле... значит, пропали два разных предмета, которые графиня носила на себе.

Это звучало довольно фантастично.

— Да! Поэтому Китти — её зовут Катрин — сначала подумала, что просто забыла надеть украшения. Но вернувшись домой, она не обнаружила их в шкатулке. А муж подтвердил, что помнит, как она надевала колье. Он помогал ей застегнуть тугой замочек.

— Вы говорите, застёжка была тугой? Значит, расстегнуться и упасть одно из этих украшений не могло?

— Графиня сперва предположила, что так и произошло, — солидно закивала миссис Томпсон. — Она сразу же написала записку миссис Инглсайд, в доме которой был приём. Это был день рождения Гертруды Инглсайд, очень милая женщина, надо сказать. Кто-то из слуг вспомнил, что слышал звяканье, но на полу и стульях бриллиантов не находили.

— Что ж, самая простая версия — драгоценности всё же расстегнулись и упали, а какая-нибудь особо расторопная горничная подняла их и присвоила.

— Полагаю, слуг уже допрашивают, — сказала миссис Томпсон с удовлетворением.

Выложив все известные ей факты, она сложила руки на коленях и выжидательно воззрилась на меня.

— Конечно, лучше всего было бы осмотреть место происшествия, — сказал я. — Но, к сожалению, ни графиня де Бельфлёр, ни миссис Инглсайд не являются моими клиентами, и вмешательство с моей стороны…

— Глупости! — прервала меня миссис Томпсон. — Гертруда будет счастлива доверить это дело вам! Мы сейчас же поедем к Инглсайдам!

— Миссис Томпсон, — подала голос мисс Бэнкс, наблюдавшая за нашей беседой из угла комнаты, — боюсь, мистер Бэзил занят.

Видя, что я не стремлюсь тотчас опровергнуть это заявление, миссис Томпсон слегка смешалась.

— Мистер Бэзил, я понимаю, как ценно ваше время. Что если я вас найму? Я ведь могу позволить себе небольшой подарок подруге? Наверняка её уже утомили эти поиски в доме.

— Если миссис Инглсайд примет такой подарок…

— Разумеется, примет! — отмела саму возможность сомнений миссис Томпсон, и дело было решено.

Мисс Бэнкс также было велено ехать с нами. Она покорно согласилась и попросила только позволения взять с собой книгу.

Её дорожным чтением оказался учебник геометрии, завёрнутый в муаровую бумагу. Пока мы ехали в кэбе, мисс Бэнкс изучала признаки равенства треугольников, а миссис Томпсон поверяла мне подробности жизни юной леди. Мне не стоило большого труда подтолкнуть её к этому разговору, и вскоре я узнал следующее.

Мисс Бэнкс приходилась миссис Томпсон дальней родственницей. Достаточно дальней, чтобы взять её в качестве компаньонки. Мисс Бэнкс читала вслух, рукодельничала и время от времени сопровождала миссис Томпсон во всевозможных выходах в свет. Проникшись к девушке большой симпатией, миссис Томпсон даже оплатила её учёбу в престижном пансионе для благородных девиц. Однако, к величайшему сожалению своей благодетельницы, юная леди не желала проявлять интерес к достойным предметам, как то: нарядам, женихам или хотя бы дамским романам. Вместо этого она носила очки, бегала на лекции в колледж и покупала на своё скромное жалование научные книги.

Украдкой разглядывая сосредоточенно читающую мисс Бэнкс, я подумал, что, возможно, она сделала правильный выбор. Ни яркой внешности, ни темперамента, ни тем более денег. У неё было не слишком много шансов выйти замуж. К тому же, кажется, мисс Бэнкс и сама этого не хотела.

Инглсайды жили в Вест-Энде, в фешенебельном доме с садом, размещавшемся в фундаменте отдельностоящей беседки. Гертруда Инглсайд в кремовом платье сидела под кустом астильбы и пила чай. Но несмотря на идиллическую обстановку, было заметно, что она взволнована. Умело скрытые макияжем круги под глазами, нервное подрагивание кончика хвоста. Чашка в её руках зазвенела, когда миссис Инглсайд ставила её на блюдце.

— Дорогая Гертруда, угадай, кого я привела! — воскликнула миссис Томпсон.

— Доброе утро, мисс Бэнкс, — сказала миссис Инглсайд. — Доброе утро, сэр. К сожалению, мой муж сейчас занят и не может вас поприветствовать. Произошло нечто крайне неприятное.

— О, я уже всё рассказала, — перебила её миссис Томпсон. — Это мистер Бэзил с Бейкер-стрит, знаменитый сыщик.

— Я предпочитаю называть себя детективом-консультантом, — уточнил я.

Гертруда Инглсайд улыбнулась.

— Приятно познакомиться, мистер Бэзил. Кажется, нам действительно понадобится ваша консультация. Мой муж не хочет обращаться в полицию, считает, что это повредит нашей репутации. Мне кажется, что лучше уж перенести полицейское расследование, чем прослыть домом, где без следа пропадают драгоценности, но, конечно, моему супругу виднее.

— Ох уж эти мужчины! Для них существует только их мнение и неправильное. Простите, мистер Бэзил, но это относится к большинству.

Я с трудом сдержался, чтобы не сделать в свою очередь пару обобщений насчёт прекрасного пола, но неожиданно сверкнувший из-за толстых линз насмешливый взгляд остановил меня.

— Миссис Инглсайд, — сказал я, — ничто не исчезает бесследно. Позвольте мне осмотреть зал, где проходил вчерашний приём. Там уже убирались?

— Записка от графини пришла, когда сдвигали мебель. Мыть полы в зале не стали, сразу начали поиски.

— Отлично.

Я осмотрел зал. На полу смутно виднелись следы многих ног и царапины, оставленные танцующими. На небольшом столике около вазы с цветами были сложены найденные слугами вещи: запонка, сигарета, батистовый платок, скомканный театральный билет.

— Миссис Инглсайд, — обратился я к хозяйке дома, — когда вы в последний раз видели драгоценности на графине де Бельфлёр?

Миссис Инглсайд задумалась.

— Точно помню, что бриллианты были на ней, когда я встречала её в дверях. Затем… да, кажется, она сидела здесь, на диванчике, в ожидании танцев, вместе со своей кузиной Сьюзен Горинг, миссис Томпсон и ещё кем-то из девушек. Нет, погодите, кузина пришла чуть позже. Я как раз проводила её к графине и снова заметила колье.

— Вы очень наблюдательны, — сказал я.

— Боюсь, больше я ничего не помню. Меня всё время отвлекали. Миссис Томпсон?

— Ах, милочка, у меня память совершенно неприспособленна для таких деталей. Жаль, право, что Джиджи не было, уж она бы запомнила всё до мелочей. Мне кажется, когда графиня сидела с нами, драгоценностей на ней уже не было. Я обратила внимание только на яркие побрякушки миссис Горинг. Ей всегда не хватало вкуса, бедняжке, иногда она просто похожа на певичку из варьете. Представляю, во что бы она превратилась, если бы действительно пошла в актрисы. Хорошо, что Гертруда вовремя познакомила её с мистером Горингом…

Я поискал глазами мисс Бэнкс. Она терпеливо слушала нашу беседу, и только пальцы, барабанящие по обложке книги, выдавали её скуку.

— Вы считаете, мы впустую тратим время? — спросил я её вполголоса.

Мисс Бэнкс вздрогнула, словно пробуждаясь ото сна.

— Не знаю, вам виднее, мистер Бэзил. Вы профессионал.

— О да, мисс, — серьёзно ответил я, — я хорошо знаю своё дело.

— Уж во всяком случае лучше, чем полиция. Они горазды бегать по крышам и арестовывать кого попало, но думать у них не принято, — безапелляционно заявила миссис Томпсон, устраиваясь на диване. — Мы сидели здесь.

Я внимательно осмотрел пол вокруг дивана и обнаружил маленький кусочек проволоки.

— Похоже на кусочек порванной цепочки, — сказала миссис Инглсайд, взглянув на него.

— Вы правы, мэм. С той только разницей, что украшения обычно делают из металла гораздо более высокого качества. На такой цепочке может разве что носить крестик какая-нибудь горничная. Или…

Я достал лупу и присмотрелся к найденному предмету повнимательнее. Звено не просто сломалось, с одной стороны оно было подпилено.

— Миссис Инглсайд, — сказал я, — вы не знаете, графиня не отдавала свои украшения в чистку? Или, скажем, на оценку к ювелиру?

— Я знаю, я! — вскричала миссис Томпсон. — Графиня чистила гарнитур две недели назад. Я ещё сказала ей, что совершенно незачем тратить на это деньги. Почистить колье прекрасно можно в домашних условиях. Горничные ленятся этим заниматься, но…

— Благодарю, — ответил я. — Кажется, дело начинает проясняться. Боюсь, теперь я должен оставить вас, дамы. Миссис Томпсон, не будете ли вы так любезны сообщить графине, что я готов заняться поисками её драгоценностей?

— Но ведь это я вас нанимаю! — удивилась миссис Томпсон.

— Разумеется, мадам. Но мне не хотелось бы заниматься расследованием без ведома хозяйки пропавших бриллиантов. Вы знаете, порой женщины так непредсказуемы. Быть может, графиня терпеть не могла этот гарнитур и рада была потерять его?

— Что за чушь! — фыркнула миссис Томпсон. — Но вы правы, мистер Бэзил, каких только причуд не бывает. Я сейчас же отправлюсь к ней.

Мы попрощались с воспрянувшей духом хозяйкой дома и вышли. Миссис Томпсон взяла с меня слово сообщать о ходе расследования и погрузила свою тонну юбок в кэб. Мисс Бэнкс юркнула следом, на прощание шепнув мне:

— Видите, какое развлечение для миссис Томпсон. Всего доброго, мистер Бэзил. Желаю успеха!

И она улыбнулась — второй раз с момента нашего знакомства.

Если вы думаете, что я тотчас же отправился к ювелиру, то вы ошибаетесь. Сперва я вернулся к тому, от чего меня отвлекло столкновение с мисс Бэнкс, и завершил предыдущее расследование. И только передав все собранные улики в руки полиции, я занялся новым делом. Не буду здесь описывать всех своих передвижений и разговоров, а перейду сразу к вечеру того же дня, когда я нанёс визит мисс Бэнкс.

Она приняла меня в той самой комнате на втором этаже. Теперь здесь не было множества шляп, а на столике у окна лежала начатая вышивка, предназначавшаяся, видимо, для каминного экрана.

От чая я отказался, и мы сели друг напротив друга, я на диване, мисс Бэнкс на стуле. Очень прямо держа спину и сложив руки на коленях, она выжидательно взглянула на меня. Чувствуя, что пауза затянулась, мисс Бэнкс заговорила первой:

— Мне удалось вспомнить, откуда мне знакомо ваше имя, мистер Бэзил. Оказывается, я читала вашу работу о реактивах, помогающих определить кровь.

— Неужели? Это довольно специфическая работа.

— Очень полезная в хозяйстве, мистер Бэзил. Пятна крови выводят совершенно иначе, чем ржавчину или красное вино, — с совершенно серьёзным видом сообщила мисс Бэнкс.

— Ваша практичность делает вам честь.

На некоторое время снова воцарилось молчание, которое явно нервировало девушку. Наконец она мягко сказала:

— Я очень рада вашему приходу, мистер Бэзил, но должна сказать, что вы неудачно выбрали время. Миссис Томпсон сейчас у графини и не сможет выслушать новости о расследовании.

— Мне известно, что миссис Томпсон в гостях. Я хотел поговорить с вами.

— Со мной? — Мисс Бэнкс слегка подняла брови. — Вы полагаете, я могу помочь вам в расследовании?

— О да, мисс, вы могли бы мне помочь. Но расследование уже закончено. По крайней мере, я знаю, что произошло на балу и кто за этим стоит.

— Вы так говорите, как будто это сложно спланированное политическое убийство, а не обыкновенная кража, — с лёгкой насмешкой, не переходящей, впрочем, границ вежливости, заметила мисс Бэнкс.

— Это не обычная кража, мисс. Пропажа бриллиантов графини де Бельфлёр — звено в цепи преступлений.

— В самом деле? Вы хотите сказать, в Лондоне орудует целая шайка?

Я кивнул.

— Да, мисс. И не просто шайка. Организация. Тонко сплетённая сеть связей, договорённостей и знакомств. Всё в строгих рамках. Никаких убийств, похищений или шантажа. Деньги и драгоценности, иногда другие ценные мелочи. Впрочем, что я вам это рассказываю? Вы лучше меня знаете, как работает эта организация, ведь вы её возглавляете.

Мисс Бэнкс поднялась со стула и отошла к окну. В полумраке чётко был виден её профиль, освещённый лучами заходящего солнца. Стёкла очков вспыхивали, как яркие лампы, когда прямо на них попадал свет.

— Какая абсурдная мысль, — произнесла наконец мисс Бэнкс. — Неужели вы думаете, что целая группа преступников стала бы слушаться такую серую мышь?

— Серый цвет ничем не хуже других, мисс, — ответил я, намеренно не замечая идиомы. — Тем более, большинство членов этой организации наверняка понятия не имеют, что работают на вас. Вероятно, они не знают даже, что таинственный руководитель — женщина.

— И как же вам пришла в голову такая удивительная версия? Или вы просто нашли удобный способ свалить нераскрытое преступление на беззащитную девушку? — спросила мисс Бэнкс, не отводя взгляда от окна. Повёрнутое в мою сторону замершее ушко выдавало то напряжённое внимание, с которым она ждала моего ответа.

— Я давно следил за вашей работой, — сказал я, вставая с дивана. — Сначала казалось, что кражи не связаны между собой. Но потом я начал замечать ваш почерк. Очень ловкие преступления, которые до последнего можно было выдать за случайность, поэтому исполнители почти не рисковали. Мне удавалось перехватить пропажу трижды. Один раз у скупщика краденого и дважды — у тех, кто совершил саму кражу. Каждый раз мне удавалось вернуть пропажу владельцу, не привлекая к делу полицию. В противном случае скандала было бы не избежать, ведь это всё были девушки из аристократических семейств. Вы ведь не против, если я и на этот раз так поступлю?

Мисс Бэнкс повернулась и взялась рукой за спинку разделявшего нас стула, словно ища опоры или защиты.

— Я? Не думаете же вы, что я украла ожерелье на приёме, где меня не было?

— Нет, конечно. Вы только придумали, как это сделать. Ювелир, услугами которого пользуется графиня — ваш наводчик. В этом случае он не только сообщил вам о драгоценностях. Он добавил к колье и браслету по лишнему звену из похожего по цвету, но более хрупкого металла. Звенья были к тому же слегка подпилены. На приёме кузина графини, бурно приветствуя дражайшую родственницу, слегка дёрнула колье, и оно соскользнуло к ней в подол. Потом ей нужно было приложить чуть больше усилий, стиснув руку графини, и браслет тоже перекочевал в складки платья.

— Вам не кажется, что на виду у всех это было бы рискованно?

— Кузина мечтала об актёрской карьере, пока не вышла замуж. Вот ей и представилась великолепная возможность полицедействовать. При этом риск был минимален: в любую минуту она могла бы воскликнуть «Дорогуша, ты уронила свой замечательный браслет!»

— Неужели миссис Горинг воровка? — воскликнула мисс Бэнкс. — Не может этого быть!

— Может, — покачал головой я. — Думаю, для вас было приятным дополнением знать, что кражи по вашему поручению совершают богатые шикарные мышки из высшего света, которые на вас смотрят свысока. С большинством исполнительниц вы вместе учились и прекрасно знаете, что может толкнуть каждую из них преступить закон. Кузина графини имеет свои маленькие слабости, она любит яркие наряды, броские украшения и шикарную жизнь. И некоторые траты она бы с удовольствием скрыла от мужа. Когда ей предложили сыграть небольшую шутку с графиней…

— Я по-прежнему не понимаю, при чём здесь я, — чуть громче, чем прежде, сказала мисс Бэнкс.

— О, простите, я отвлёкся. Итак, я заметил, что преступления объединены почерком. Исполнителем всегда был кто-то из ближайшего окружения жертвы, иногда слуги, но чаще родственники или знакомые. Как правило, молодые девушки. Краденое затем передавалось через третьи руки скупщику. Сумма, которую получал исполнитель, была меньше стоимости драгоценностей. Значит, значительную часть брал себе организатор. Далее, по характеру краж я предположил, что организовать их могла женщина. В одном случае кража произошла в дамской комнате. Жертва сняла кольца и браслет, когда мыла запачканные мороженым руки. Её отвлекли и столкнули драгоценности в корзинку для полотенец. В другой раз гостья украла у хозяйки серёжки и браслет, спрятав их в своей причёске.

— Довольно остроумно, — тихо сказала мисс Бэнкс.

— Да, весьма изящно. Разумеется, мужчина тоже мог бы спланировать эти комбинации, но женщина гораздо лучше разбирается в таких нюансах. Далее вариантов было два. Кто-то яркий, привлекающий внимание…

— Как мисс Адер?

Я на секунду сбился с мысли.

— Что мисс Адер?

— Яркая женщина, на которую все обращают внимание. Певица, говорят, авантюристка. Я бы заподозрила, что она причастна к каким-то преступлениям.

— Вы недалеки от истины, — пробормотал я. — Итак, второй вариант — тихая мышка, которую все любят и немного жалеют.

— По-вашему, все тихие мышки — преступницы? — спросила она.

— Нет. Но тихие мышки часто бывают наделены ярким интеллектом, которому они не находят достойного применения.

Мисс Бэнкс молчала.

— Я уже подбирался к вам, когда случайная встреча на улице ускорила развитие событий. Миссис Томпсон вращается в том же кругу, что и большинство жертв, но до сих пор не была замешана ни в одну историю…

— Разве это не аргумент в пользу моей невиновности? — спросила мисс Бэнкс. — Было бы разумнее самой стать жертвой кражи, чтобы отвести подозрения.

— Возможно, вы планировали это, — ответил я невозмутимо. — Но я думаю, всё куда проще. Вы просто любите эту несуразную, но добрую мышь. Она много сделала для вас, и вы ей благодарны. Более того, хоть она и сокрушается, что вы не соответствуете её представлениям об образе юной леди, миссис Томпсон не мешает вам быть такой, какая вы есть.

— Да, вы правы, я очень ей благодарна, — сказала мисс Бэнкс, разжимая пальцы.

Стул с лёгким стуком встал всеми четырьмя ножками на пол.

— И эта привязанность ограждала миссис Томпсон от вашей преступной деятельности. К тому же вы сами сказали, это слишком очевидный ход — стать жертвой ограбления, чтобы отвести подозрения. Тем не менее знакомства миссис Томпсон позволили вам внимательно ознакомиться с местами планируемых краж и их будущими жертвами. Так вы организовали кражу бриллиантов графини де Бельфлёр, а ранее — драгоценностей мисс Адамс, часов мистера Уиллоби, диадемы миссис Мёрдок… мне продолжать?

— Доказательства? — спросила мисс Бэнкс, поднимая на меня внимательные глаза.

— Выводы, мисс, — ответил я. — Только выводы. Пока. Думаю, этого достаточно. Я не собираюсь ломать вашу жизнь и передавать вас полиции. Но уверяю вас, я мог бы это сделать, несмотря на то что вы всегда оставались в тени.

Мисс Бэнкс глубоко вздохнула и обессилено опустилась на подлокотник кресла.

— Зачем вы пришли ко мне, мистер Бэзил?

Я сел рядом и доверительно прикоснулся к её плечу.

— У меня две цели. Первая — вернуть драгоценности их законной владелице. Насколько мне известно, они всё ещё у кузины графини. Я предлагаю отменить все дальнейшие приготовления и передать бриллианты миссис Инглсайд. Я уверен, мне удастся сделать так, чтобы она «нашла» колье и браслет где-нибудь в доме.

— А вторая цель?

— Вторая цель — спасти вас, пока не поздно. Мисс Бэнкс, когда умная мышь идёт по пути преступления — это очень печально. И очень опасно. Опасно в первую очередь для вас самой. У вас ещё есть возможность свернуть с него.

Мисс Бэнкс неожиданно резко поднялась. Теперь она возвышалась надо мной как хрупкая, но величественная мраморная статуя. В стёклах её очков сверкнули последние лучи заходящего солнца.

— И что же мне делать, мистер Бэзил? Читать книги? Я и так сломала все глаза. Выйти замуж? Кому я нужна? Если кто-то меня и возьмёт, мне придётся подчиняться мужу и прятать свои мысли. Будь я мужчиной, я могла бы окончить университет, работать, заниматься наукой. Думать для женщины — уже преступление, мистер Бэзил. И не забывайте, что я бедна…

— А куда вы потратили деньги за проданные драгоценности?

— Отдала тем, кому они нужнее, — ответила мисс Бэнкс резко. — Тем, у кого нет даже того, что есть у меня. Вы же понимаете, что дело не в деньгах? Мой мозг бунтует против праздности.

Внезапно я почувствовал удивительное родство душ с этой девушкой, которая прожигала меня взглядом из-под густой чёлки.

— Мисс Бэнкс, — сказал я, — я хочу сделать вам предложение.

— Что?!

От изумления её глаза растеряли весь свой яростный огонь, ушки удивлённо поднялись и очки сползли на кончик носа. Мисс Бэнкс машинально поправила их и поспешно сказала:

— Мистер Бэзил, боюсь, вы меня не так поняли. Если вы думаете, что я пригласила вас к себе домой только потому, что вы мне понравились при первой встрече…

— А это так? — невольно улыбнулся я.

— … может быть, — мисс Бэнкс не дала себя сбить. — Но даже если так, это не даёт вам повода считать, что я ищу возможности вас окрутить. Полагаю, вы были бы не худшим мужем, но я вынуждена сказать «нет». Я собираюсь остаться старой девой до конца своих дней. И если вы сделали мне предложение из жалости…

— Мисс Бэнкс, — прервал я её, — признаться, мне лестно ваше высокое мнение о моём добросердечии, но это вы меня неправильно поняли. Я не предлагаю вам выйти за меня замуж.

— О, — пискнула моя неловкая собеседница, отступая и спотыкаясь о стул, и покраснела. — Извините…

— Это вы простите меня, мисс, что я не сразу прервал вашу восхитительную речь. На самом деле я предлагаю вам работать на меня. Быть одним из моих агентов, помогать мне в расследованиях.

Мисс Бэнкс в задумчивости обошла стул и села на диван напротив меня. Я повернулся, следуя за ней взглядом.

— Мне понадобится некоторое время, чтобы отойти от дел, — наконец сказала она.

— Я подожду. Вы можете рассчитывать на любую помощь с моей стороны.

— Спасибо, но думаю, я справлюсь.

Мисс Бэнкс улыбнулась.

— Спасибо за предложение.

— Надеюсь, теперь я компенсировал ущерб, нанесённый вашим книгам?

Она задумчиво кивнула.

***
Должен сказать, до сих пор меня не оставляет подозрение, что мисс Бэнкс всё-таки «окрутила» меня в некотором роде. Уж слишком удачным совпадением оказалась наша встреча на мостовой. Возможно, она заметила, что я всё ближе подбираюсь к центру сплетённой ею паутинки, и решила опередить события. Таким образом она успела предстать передо мной в образе бедной, но умной и гордой девушки, прежде чем я разоблачил её как главу преступной организации. Однако эту маленькую хитрость я решил оставить на совести мисс Бэнкс. В конце концов, мы оба оказались в выигрыше.

В результате ряды моих агентов пополнились мисс Джорджиной Бэнкс. Теперь её зовут леди Силлеридж, но то, как она получила это имя — уже совсем другая история.



@темы: Фик, Перепост, Миди, Кейс, Джен