Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Размещается с любезного разрешения автора.

Автор: Eleniel
Бета: Alves
Версия: сериал «Шерлок» (BBC)
Размер: драббл, 749 слов
Пейринг/Персонажи: Шерлок Холмс, Джон Уотсон
Категория: джен
Жанр: hurt-comfort
Рейтинг: G
Краткое содержание: Две точки зрения на хеппи-энд.

Этой весной вишни цвели особенно буйно, и улицы маленького средневекового городка Рай в Сассексе становились сплошь розовыми и белыми. В садах гудели пчелы, а занавески на окнах покачивались мирно и тихо. В надтреснутом зеркале над каминной полкой отражался рисунок поблекших от времени обоев, оконная рама и кусочек неба, убаюканного весенним солнцем и облаками. В гостиной пахло кофе и кардамоном.

У Шерлока противно кружилась голова. Шли дни, но апатичное состояние никак не желало проходить, и он, словно сонный, передвигался от дивана к кухонному столу и обратно. Сломанные прошлой осенью ребра болели на малейшее изменение погоды, причиняя массу неудобств.

Несмотря на апатию и болезненную усталость, разум Шерлока оставался удивительно спокойным и легким. Дел не было, но и свойственной периодам затишья скуки — тоже. Пожалуй, он даже получал удовольствие от того, что не надо было никуда идти, хоть иногда ему и становилось противно думать о времени, потраченном впустую. Телефон с нулевым балансом молчал, брошенный между диванных подушек.

Присутствие Джона успокаивало. Его светлое лицо, умиротворенное и наполненное тихой радостью, удерживало Шерлока на грани болезненного бездействия ума. Странно, но друг не хромал и в целом выглядел здоровым и посвежевшим в последнее время. Раненое плечо его совершенно не беспокоило. Все налаживалось.

За окном цвели вишни. Джон любил смотреть на птиц, скрывавшихся в их ветвях.

Шерлок был дома, и это было удивительно.


***


— Шерлок, — послышался голос Джона. Шерлок приоткрыл один глаз, нехотя расставаясь со сном. Краски внешнего мира казались слишком яркими, а лицо Джона — неестественно молодым. Теплый загар цвета темного меда и выгоревшие на солнце пряди волос делали его точь-в-точь похожим на только вернувшегося из Афганистана капитана Уотсона двухлетней давности.

— Шерлок, просыпайся.

— Я уже проснулся, Джон, — ему пришлось откашляться, чтобы прочистить горло.

— Нет, Шерлок, еще нет. — Глаза Джона были грустными и уставшими, вопреки тому, что Шерлок наблюдал последние… дни? недели? Слова друга звучали тускло и тихо, приглушенно, будто через стену. – Ты должен проснуться. И когда проснешься, ты покинешь это место. И ничего не будешь помнить: ни Сассекс, ни вишню, ни этот дом. Но это не страшно.

— Джон, что за ерунду ты мелешь, — Шерлок потер глаза тыльной стороной запястья, — Как можно проснуться, когда не спишь?

Слишком молодой для этой весны Джон покачал головой и улыбнулся. В мелких морщинках вокруг глаз угадывалась горькая нежность.

Шерлок протянул руку, чтобы коснуться Джона, и ее окутало теплое сияние. Он попытался дотронуться до кожи друга, но пальцы лишь прошли сквозь теплый свет. Лицо Джона стало очень грустным и в то же время очень спокойным. Мир вокруг Шерлока начал таять и блекнуть.

— Возвращайся ко мне. Ты так нужен мне живым, — Джон попытался улыбнуться, сжав его ладонь в своей.

Мир вокруг Шерлока померк, оставив после себя легкий аромат цветущего весеннего сада.


***


— Он в коме уже почти две недели. Учитывая характер травм, мы не можем гарантировать вам его успешную реабилитацию.

— Вы, конечно же, знаете, что мы будем бороться до последнего.

— Разумеется, сэр. Сделаем все возможное.

— Я рассчитываю на это, доктор Ледвидж.


***


Когда Шерлок очнулся, в палату уже прокрались лучи утреннего солнца. Впрочем, оценить по достоинству эту картину он так и не смог, потому что от слабости едва мог открыть глаза. Вокруг противно пищала медицинская аппаратура.

Следующие два года он провел, устраняя ближайших сообщников Мориарти и некоторых из его заказчиков в Англии и восточной Европе. Кроме крыши Бартса и собственного надгробия, ему время от времени снились выцветшие обои и кусочек неба, отражавшиеся в незнакомом зеркале.


***


Белая тарелка разлетелась на полу стеклянным крошевом и водяными брызгами.

Шерлок, мать его, Холмс, вернулся домой.


***


— Джон! Ты опять варишь этот ужасный кофе!

— Это всего лишь кардамон, Шерлок. Тебе я его даже не предлагаю.

— Но он пахнет! Я не различаю запах реактивов из-за твоего кофе.

— Это потому что тебе, наконец, удалось синтезировать тот яд. Ты же сам говорил, что у него не должно быть запаха.

— Говорил, но… Джон! Твой кофе сейчас убежит.

— Знаю. И да, в следующий раз, пожалуйста, держи свои яды подальше от моей чашки.

Джон улыбается, последний раз бросает взгляд на Уотчбелл-стрит за окном, и идет к плите. За два года его волосы стали еще светлее, в них добавилось пепельных прядок. Он совершенно не похож на самого себя, когда они только встретились. Но Шерлок отмечает, что теперь друг выглядит куда более счастливым.

Шерлок заканчивает смешивать реактив в пробирке, ставит ее на штатив, а сам штатив убирает на полку вместе с остальным оборудованием. Весна в этом году выдалась особенно солнечная и теплая. Стены их дома увиты плющом, и за домом нет никакого вишневого сада, в гуще которого можно было бы шутки ради устроить пасеку.

И все же они дома. Наверное, что-то подобное и называется хеппи-эндом? Шерлок никогда не разбирался в подобных мелочах.

Оригинальный пост

@темы: Фик, Драббл, Джен