21:40 

Фик: Держитесь подальше от торфяных болот (часть 2)

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
"А вот что произошло дальше, мы с вами сейчас и узнаем" (с)
Автор: hanna-summary
Жанр: АУ, детектив, местами стёб
Категория: джен с элементами гета
Размер: мини
Примечание: прямая прода начала, которое вот тут
Предупреждения: Варнинг! смерть канонических персонажей.
Дисклеймер: Все права у Конан-Дойла.



Мертвенная бледность дворецкого особенно бросалась в глаза на фоне черных, как смоль, бороды и волос. Лицо его казалось от этого заключенным в траурную рамку. Он вбежал в комнату – и вдруг остановился, молча обводя нас взглядом, будто силы мгновенно покинули его и он позабыл, зачем тут оказался.
- Господа, - пробормотал он, наконец. – Господа… Произошло ужасное… В преступлении обвинили не того человека. Гибель Стэплтона на нашей совести!
- Успокойтесь, Бэрримор, - голос Холмса прозвучал неожиданно мягко. – Садитесь и расскажите все по порядку.
-Элиза… Моя жена… Доктор прописал ей снотворное, но она никогда не пила больше одной таблетки… а сегодня… Словом, она проглотила всю дюжину, и вот…
- Она оставила записку? – Холмс мгновенно вскинулся, как охотничья собака, почуявшая дичь.
- Да, потому-то я здесь. Вот, сэр, читайте, - Бэрримор подал Холмсу несколько листов, исписанных мелким почерком. Скорее уж, не записка, целые мемуары. Приведу здесь текст предсмертного письма миссис Бэрримор не полностью, а лишь в той части, которая касается нашего дела.
«…Не собака, а он, этот человек – настоящий монстр! Сама я никогда не пошла бы на такое, но он убедил меня… вскружил голову… говорил, что он один меня любит, а муж не ценит меня, что мы будем с ним вдвоем хозяевами Баскервиль-холла. Это он придумал перерисовать портрет, и мне пришлось взять грех на душу – я еще в школе неплохо рисовала, справилась и сейчас, так что вместо лица сэра Хьюго там оказался наш сосед Стэплтон. Разве ж могла я представить, что бедняга из-за этого утопнет в болоте! Тогда мне казалось, что мы всего лишь отводим от себя подозрения сыщиков, чтоб на нас не думали, а подозревали то одного, то другого.
Он меня заставлял кормить эту мерзкую псину, а я ее до смерти боялась! И выпускать по ночам – пусть, говорит, бегает, чтоб ее то там, то сям видели-слышали. Кабы я знала тогда, что бедный Бобби погибнет из-за этой твари – он же мне не говорил, что по запаху науськивает своего пса на сэра Генри, а я брату его шубу отдала! Ах, каким он был прелестным малышом, просто ангелочек! Все из-за меня!
Сэр Чарльз вовсе и не верил в это старое предание, но он ему все тыкал этим свитком, тыкал, и так старика накрутил, что конечно у него сердце не выдержало. Кому ж как не ему знать, что оно у сэра Чарльза слабое было! И сам нарочно сыщикам рассказал про собачьи следы, чтоб на него не думали, а как понял, что сыщики в сказки эти верить не желают, так решил соседа нашего подставить. Даже сестрицу его убедил, так что она готова была родного брата за руки хватать и в полицию тащить.
А все потому, что на самом деле он никакой не Мортимер – он Баскервилю племянник был на самом деле. Только младший, поэтому ничего ему бы не досталось тут, а он все хотел заполучить.»
Все это я прочел уже в поезде – Холмс, едва дочитав письмо, схватил свою шляпу и выскочил вон из квартиры, успев лишь крикнуть:
- Ватсон, быстрее, может быть, мы еще успеем!
- Кто же следил за нами в Лондоне, Холмс? – мне далеко не все еще было понятно в этом деле.
- Какая разница! Любой нанятый Мортимером бродяга. Проехался в кэбе, показался нам, назвался кэбмену моим именем и вновь затерялся на лондонском дне.
- У меня в голове не укладывается, Холмс! Доктор Мортимер казался таким скромным, приличным человеком! Небольшая практика в глуши, постоянная возня с малоприятными и однообразными хворями окрестной бедноты…
- … на что только не пойдет человек ради денег, вот именно. Вы совершенно правы, друг мой. Какой странный шаг для подающего надежды молодого врача – похоронить себя в этом медвежьем углу! Но теперь нам известно из письма миссис Бэрримор, что на самом деле он – Баскервиль, и это все объясняет!
- Едва он услышит о смерти миссис Бэрримор – пустится в бега. А значит, его уже скоро сутки как нет в окрестностях Баскервиль-холла. Нам его не поймать, - пробормотал я, когда сквозь сгущающийся туман проступила калитка небольшого домика доктора Мортимера.
- Да, я тоже очень и очень боюсь опоздать, - проговорил Холмс, сосредоточенно месивший дорожную грязь рядом со мною.
Дверь оказалась открыта. Вывернутые ящики, шкафы, разбросанные вещи – все свидетельствовало о невероятной спешке, в которой происходили сборы. Кухонная, черная дверь тоже была распахнута, и пол кухни испещряли грязные следы – видимо, Мортимер за чем-то возвращался. Холмс, не говоря ни слова, устремился к задней двери. Я поспешил следом, но нагнал его лишь в саду.
- И все-таки мы опоздали, - глухо донесся до меня голос сыщика. Я содрогнулся при виде того, что темной грудой лежало у его ног – мертвое тело доктора Мортимера, младшего из Баскервилей. Но Холмс смотрел в другую сторону. Туда, где, цепочкой удаляясь от тела, блестели лужицами дождевой воды глубокие следы огромного животного.

@темы: Гет, Джен, Драма, Мини, Фик, Экшен, Юмор

   

Дружба и любовь на Бейкер-стрит

главная