Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:50 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
Название: Альпийские каникулы, или Загадка Оливии Висконти
Автор: Assole (Irene-Assole)
Бета: logastr
Фандом: Sherlock BBC
Герои: Синтия Дейл (Ирэн Адлер), Томас Сигерсон (Шерлок Холмс), Майкрофт Холмс и Джон Уотсон за кадром, Франсуа Виллар, куча левого народа.
Рейтинг: PG-13
Жанр: кейс-фик
Саммари: Норвежский ученый и французская журналистка случайно оказываются в центре таинственных событий в маленьком итальянском городе. При чём же тут Шерлок Холмс? На первый взгляд, абсолютно ни при чём.
Дисклаймер: Мы только вышиваем танцем новые узоры по чужой канве
Примечание: фик написан для "Большой Игры-2" на Slash World форуме, команда "Пляшущие человечки"
Тема задания: фик по Sherlock BBC (кейс-фик)


читать дальше

@темы: Джен, Миди, Фик, Экшен

Комментарии
2012-06-18 в 18:52 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
В столицу провинции Валле-д-Аоста – город Аосту – Синтия приехала вечером. Она успела до наступления темноты зарегистрироваться в гостинице и занести вещи в номер. Три звезды – прилично, но без роскоши. Бронь через интернет – удобная вещь. Не привлекать внимания и не тратить лишнего – в этом Синтия была полностью согласна с Франсуа. Его нельзя было назвать богатым, а Синтия, хоть и сохранила средства Ирэн Адлер, не могла ими открыто пользоваться в полной мере.

Она оставила вещи в номере и пошла знакомиться с городом, в котором раньше не была. Путеводители кричали о богатой истории Аосты – не просто горнолыжного курорта, а важного промышленного и культурного центра. Но архитектурное наследие древнего Рима и эпохи Барокко интересовало Синтию в последнюю очередь. Она отправилась не на экскурсию, а на разведку.

Впрочем, оказалось, что рекламные проспекты отнюдь не врали, когда обещали, что по узким улочкам в центре Аосты можно бродить часами.

Запах кофе, живописные развалины и франко-итальянская речь успокаивали. Итальянского языка Синтия, можно сказать, не знала, так десяток общеупотребительных слов. А вот по-французски она говорила хорошо, и то, что семья Висконти жила в единственной провинции Италии, в которой французский язык был вторым официальным языком, очень ей помогло.

Она дошла до ресторана «Европа» (в интернете нашлась информация о том, что это любимый ресторан Оливии Висконти), запомнила расположение ближайших улиц и достала телефон, чтобы посмотреть по карте, где находится офис компании Висконти.

Телефон по-прежнему был её верным спутником и помощником. Другой, конечно, не камерофон, который она отдала Майкрофту Холмсу, но тоже приличный аппарат с хорошей камерой, и набором программ для разных целей. Иногда она ловила себя на странной мысли, что ей было бы приятнее, если бы камерофон хранился не у Майкрофта, а у Шерлока. Но от этих мыслей Синтия старалась избавиться сразу же, как они возникали.

Получалось не всегда. Вот и сейчас она настолько замечталась, что налетела и чуть не уронила рекламный щит, если можно было назвать этим громким словом складное нечто, выставленное посреди пешеходной улицы.

«Четвёртая Международная Конференция «Инфраструктура, телематика и навигация» – гласил плакат.

– Отлично, – подумала Синтия, потирая ушибленное колено.

Лучше бы они нормальные карты для навигаторов делали, крупномасштабные и подробные. И вообще, летом можно было бы провести конференцию в каком-нибудь более подходящем для этого месте – на морском побережье, например. Тогда не пришлось бы ставить рекламу посреди дороги и колено осталось бы невредимым.

Синтия обошла весь центр города и наконец нашла офис Висконти.

Офис оказался совсем рядом с тем местом, где Синтия встретилась с рекламой. Она ещё раз мысленно обругала составителей карт и стала разглядывать здание.

Оно было старинным, но не обветшалым. Отреставрированный фасад, аккуратно постриженные декоративные растения перед входом, витая чугунная решетка – всё это говорило о том, что владелица фирмы имела хороший вкус и не жалела денег на содержание здания.

Синтия обошла дом кругом, нашла чёрный ход и запомнила расположение окружающих зданий и улиц.

На всякий случай. Кто же знал, что этот случай наступит совсем скоро?


На следующее утро Синтия позвонила Изабелле Висконти на мобильный телефон, номер которого дал ей Франсуа, и договорилась о встрече в офисе. Прежде чем сделать это Синтия полчаса простояла под душем, безжалостно тратя воду и обдумывая варианты. Свалять дурочку? Прикинуться обычной журналисткой и прийти в офис якобы для случайного интервью? Сказать правду? «Здравствуйте, ваш бывший муж не хочет вас видеть, но не может отказать вам в помощи, поэтому прислал меня». Последний вариант был самым идиотским с точки зрения Синтии, но в результате размышлений она выбрала именно его, слегка видоизменив.

– Меня зовут Синтия Дейл, корреспондент газеты "Мировые Новости", мы сталкиваемся с Франсуа по работе и он попросил меня заехать к вам, – сказала Синтия по телефону.

Изабелла ответила миролюбиво:

– Приезжайте в офис прямо сейчас.

Синтия так и сделала, но в офисе её ждал довольно прохладный приём.

Началось с того, что секретарь Виттория – молодая девушка, не старше двадцати лет вела себя так, словно она была первой помощницы английской королевы. Интерьер приёмной синьоры Висконти тоже был строгим и лаконичным: белые стены, чёрные кожаные кресла, чёрная же офисная мебель. Выделялся только большой зелёный фикус в плетёной кадке углу.

Сама Изабелла влетела в приёмную как разъярённая фурия. Влетела, заметила Синтию и приняла гордый вид. Кролева, не иначе. Синтия усмехнулась. Новоиспечённая хозяйка офиса тоже идеально подходила под его оформление: чёрные прямые волосы чуть ниже плеч, чёрные брюки на идеально-модельных узких бёдрах, блузка тоже чёрная. Только помада на губах яркая, алая как кровь. А высокая какая – как модель. Хотя Виллар всё же повыше неё будет, самую малость, прикинула Синтия.

Красавица окинула её высокомерным взглядом и низким бархатным голосом пропела:

– Синьора Дейл, я полагаю. Так вы работаете вместе с Франсуа Вилларом? Интересно. Мне казалось, что Франсуа – полицейский, а женщинам в полиции не место.

Ирэн Адлер поставила бы такую на место в два счёта. А может и не стала бы, оставила себе для утех, уж больно хороша была Изабелла Висконти в гневе. Да, Ирэн Адлер ответила бы иначе, но в приёмной офиса Висконти была не она, а Синтия Дейл.

Синтия широко улыбнулась:

– Доброе утро, синьора Висконти. Я работаю в газете. Я журналист. Господин Виллар попросил меня зайти к вам, чтобы прояснить…

– Вот как? – перебила её Изабелла. – Что ж, благодарю вас, я не нуждаюсь в услугах иностранных журналистов. Всего хорошего, синьора Дейл, с Франсуа я свяжусь сама.

Изабелла развернулась и бросила секретарше:

– Виттория, я никого не принимаю.

Потом забрала со стойки почту и ушла, звонко цокая каблуками.

Синтия проводила её взглядом, взгляд упёрся в фикус. Даже бессловесному растению было ясно: Изабелла возмущена тем, что Франсуа прислал вместо себя Синтию.
В общем-то, Синтия и раньше предполагала, что Изабелла хочет вернуть Франсуа Виллара, даже мирный тон телефонного разговора её не обманул. Изабелла просто хотела взглянуть на предполагаемую соперницу.

– Воды дайте, пожалуйста, – попросила Синтия у секретарши. – Здесь слишком жарко.

Тут же из кабинета, в который так гордо удалилась Изабелла, раздался истошный крик:

– Виттория, ты мне нужна.

Секретарь беспомощно посмотрела на Синтию.

Спасение пришло к ней в виде мужчины средних лет, одетого в серый классический костюм. Он появился неожиданно из противоположного коридора и мягко сказал с улыбкой:
– Ступайте, Виттория, я разберусь.

Синтия прищурилась и стала разглядывать незнакомца и мысленно составлять его словесный портрет. На всякий случай, для систематизации информации. Рост около 175 см, на вид лет сорок, крепкого телосложения, коротко подстрижен, волосы с проседью. Из тех, что в жару не снимает пиджак. Предпочитает серый цвет.

– Джованни Феррелли, финансовый директор, – представился вошедший.

– Синтия Дейл, журналист, – ответила Синтия.

– Мне очень жаль, синьора – Джованни окинул Синтию оценивающим взглядом, – что вам пришлось стать участницей такой неприятной сцены.

Синтия хмыкнула. Занятный тип, подслушивал за углом и даже не собирается за это извиняться.

– Моя обязанность – всё знать и за всё отвечать, – доброжелательно сообщил Джованни.

Синтия приветливо улыбнулась в ответ. Человек, отвечающий на незаданные вопросы, не должен был оказаться скучным.

– Мне очень жаль, – повторил Джованни. – Синьора Висконти вне себя от горя. Думаю, этим объясняется эта неприятная сцена.

Джованни всем своим видом показывал, как удручен произошедшим и переживает за психическое здоровье Изабеллы.

Он приветственно махнул рукой в направлении, откуда так внезапно появился:

– Проходите в мой кабинет, я, к сожалению, не могу угостить вас полноценным обедом, дела, но чашечку кофе предложу с удовольствием.

– Обожаю кофе, – промурлыкала Синтия, мысленно пожалев своё сердце.

Кофе в Италии был слишком крепким.

Джованни тем временем провёл её в уютный кабинет, обстановка которого гораздо больше подходила к внешнему виду здания, чем интерьер приёмной: массивная мебель из натурального тёмного дерева, бронзовые светильники, книжные шкафы до потолка. И среди всего этого великолепия блестела никелированными деталями современная офисная кофемашина.

Синьор Феррелли перехватил удивлённый взгляд Синтии:

– Эта штука отменно варит кофе, а я люблю хороший кофе и предпочитаю не связываться в таком тонком деле с посредниками.

Кофе правда оказался вкусным, а синьор Феррелли – приятным собеседником.

Джованни рассказывал об Оливии Висконти, о том, что работал с ней с того самого момента, как она после смерти мужа решила развернуть своё собственное дело. Оливия была хорошим программистом и обладала фантазией, необходимой для того, чтобы придумывать неординарные сюжеты игр. Но в делах экономических она смыслила мало. Поэтому сразу принялась искать хорошего надёжного помощника.

Молодой перспективный менеджер Джованни Ферелли как раз искал новое место работы.

– Нас свела сама судьба, – проникновенно сказал синьор Феррелли Синтии, и на глазах его выступили слёзы.

Беседа затянулась на целый час.

Они поговорили о Франсуа Вилларе, причём Джованни не преминул отметить, что со стороны Франсуа было очень дальновидно прислать такую милую и умную девушку, как Синтия.

Вот только ни слова не было сказано о цели приезда Синтии. Она не сказала, а Джованни не спросил.

Дипломатия? Прозорливость? Такт?

После беседы с синьором Феррелли у Синтии осталось двойственное ощущение спокойствия и, одновременно, внутреннего напряжения.

Он был далеко не прост – этот элегантный финансовый директор с вкрадчивым голосом.

2012-06-18 в 18:54 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
алВ конце концов, когда Джованни извинился, что должен оставить Синтию ради неотложных дел компании, она была рада вырваться из полумрака кабинета на волю.

В приёмной Виттория мило ворковала с каким-то худым темноволосым молодым человеком.

Феррелли подвёл Синтию к ним.

– Позвольте представить вам, синьора Дейл – это наш бог информационных технологий – Марко Аньези.

Синтия улыбнулась. Если бы она встретила Марко на улице, то решила бы, что это обычный студент – темные растрёпанные волосы почти до плеч, узкие джинсы, немного сутулится и на бога совершенно не похож. Впрочем, информационные технологии – дело тёмное, предоставляющее неограниченные возможности в современном мире. Кто знает, как именно выглядели бы боги, будь программирование религией. Возможно, именно так – смущенно мялись бы у стойки секретарши.

А еще Синтии показалось, что Марко нервничает и изо всех сил старается скрыть свое волнение.

Синтия хорошенько запомнила синьора Марко Аньези. С ним надо будет обязательно поговорить, когда он будет один, без надменной секретарши.

А ещё надо было попытаться встретиться с братом Изабеллы – Антонио, но Синтия решила, что для первого дня с неё хватит семейства Висконти.


Разбудил Синтию телефонный звонок. Судя по номеру на экране, звонила Изабелла.
Несколько секунд Синтия рассматривала мигающий номер. Изабелла решила проверить, не уехала ли Синтия? Или передумала и хочет встретиться?

Синтия ответила на звонок.

– Синьора Дейл? Доброе утро! – прокричали в трубке.

– Доброе утро, синьора Висконти, – как можно спокойнее ответила Синтия.

Утро обещало быть совсем не добрым.

По пути от гостиницы до офиса Висконти Синтия обдумывала телефонный разговор.

Изабелла попросила её приехать. Извинилась за грубость, мол, смерть матери совсем затуманила её мозг и всё такое. Рассказала, что Оливия оставила им с Антонио компьютерную игру – квест, в которой зашифровано что-то важное. Изабелла была сильно взволнована. Из разговора Синтия поняла, что диск с игрой у Изабеллы.

Виттории в приемной не было, Синтия пошла прямо к кабинету Оливии, а теперь и Изабеллы и постучала в дверь. Никто не ответил. Синтия приоткрыла дверь, заглянула в кабинет и громко поздоровалась:

– Добрый день!

Синтия зашла и прикрыла дверь за собой.

Изабелла лежала на полу и определенно была мертва – её ударили чем-то по голове. Голова была размозжена. Кругом кровь.

Синтия аккуратно, чтобы не наследить, переступила через труп и стала искать диск.

Что-то кроме трупа на полу вызывало её беспокойство. Хотя, куда уж больше?

Что? Что ещё не так? Синтия вытащила из сумочки телефон и стала методично фотографировать место убийства с разных ракурсов. Стоп. Компьютер выключен. Почему? Изабелла хотела показать Синтии диск с игрой. Для чего было выключать компьютер?

В глаза бросился шнур, валяющийся под столом. Шнур питания компьютера, за которым сидела Изабелла, когда её ударили, был вырван из системного блока.

Стараясь не запачкаться в крови, Синтия наклонилась к системному блоку и стала его разглядывать. Скорее всего, диск был внутри. Видимо, Изабелла обесточила компьютер таким варварским способом, чтобы убийца не смог быстро добраться до диска.

Синтия достала из сумочки шпильку, разогнула её и попробовала просунуть в еле заметное отверстие в крышечке дисковода. Шпилька не влезала. Синтия огляделась в поисках подходящей проволоки и заметила скрепки. То, что нужно – маленькая канцелярская скрепка. Распрямить её, аккуратно вставить и нажать.

Дисковод скрипнул и лоток с диском немного высунулся наружу. Синтия вытащила лоток полностью и достала диск. Если Изабелла говорила не об этом диске, то Синтия – не Ирэн Адлер.

Её внимание опять привлёк лоток дисковода. Только сейчас Синтия заметила мелкие царапины у края лотка. Кто-то пытался выковырять его чем-то острым. Синтия ещё раз осмотрела стол. Конечно, вот и раскрытый перочинный нож. Рядом валялась коробочка от диска. Синтия схватила её и убрала диск.

Теперь надо было быстро сваливать и обдумать происшедшее.

Синтия выскользнула в коридор и через чёрный ход выбралась из офиса, порадовавшись, что дверь не заперта.

Задняя улочка была пуста. Время обеда, жара, сиеста. Понятно, что даже в таком туристическом месте в середине дня летом было мало прохожих, но сейчас это Синтии не нравилось. Она предпочла бы затеряться в толпе.

Узкая улочка вывела её на перекрёсток, на котором вчера вечером Синтия сбила рекламу компьютерной конференции. Синтия поискала взглядом указатели и нашла один на противоположной стороне улицы. Она быстрым шагом пошла в указанном направлении и вскоре уже толкала стеклянную дверь здания, в котором проходила конференция специалистов по спутниковой навигации. Навигация Синтию интересовала мало, ей просто нужен был компьютер. В этих чёртовых Альпах всё шло не так. Пожилые женщины умирали от астмы, молодые красотки – от банального удара по голове, Синтия же отличилась тем, что оставила ноутбук в гостинице. Если бы она взяла его как обычно, не пришлось бы ей искать здесь компьютер. Возвращаться в гостиницу долго, диск нужно просмотреть сразу.

Охранник в холле не обратил на неё внимания и Синтия пошла дальше по указателям. Людей было мо, видимо разошлись на обед.

2012-06-18 в 18:55 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
В поисках какого-нибудь тихого места с компьютером Синтия нажала на ручку ближайшей двери и вошла внутрь. Это оказался зал для заседаний, но компьютеры в нём были. Зал был почти пустым, только в дальнем углу какой-то человек сидел на корточках спиной к двери и возился с проводами.

– Добрый день! – громко сказала Синтия. – Вы не позволите воспользоваться компьютером?

Человек выпрямился и медленно повернулся к Синтии лицом.

Она почувствовала себя так, словно снова едет в автобусе через Альпы. Уши заложило, а в глазах замелькали чёрные точки – «мухи». Незнакомец был очень похож на погибшего недавно Шерлока.

Синтия замерла на месте и впилась взглядом в незнакомца. Рост и телосложение как у Шерлока, волосы – коротко подстрижены, цвет глаз за очками не рассмотреть. Одет в джинсы и футболку поло с каким-то логотипом. Не слишком подходит для участника конференции. Обслуживающий персонал? Или гений, которому наплевать на дресс-код? С программистами всегда так сложно... Синтия поняла, что оттягивает момент «узнавания». Шерлок или нет? Слишком невероятное совпадение. И слишком болезненна цена ошибки.

Человек посмотрел на потолок, обвел взглядом стены и уставился в верхний угол над головой Синтии. Она проследила за его взглядом и заметила несколько камер наблюдения по периметру зала. Занятное место. Хорошо продуманная система защиты или просто пускание пыли в глаза?

– Компьютер? – Переспросил человек. – А разве у такой дамы нет ноутбука?

Как ни была готова Синтия, она всё равно вздрогнула. Голос Шерлока Холмса спутать с чьим-либо другим было невозможно.

– Я забыла его в гостинице, – призналась Синтия.

Человек между тем подошел к ней и протянул руку для рукопожатия:

– Сигерсон. Томас Сигерсон, – представился он.

– Синтия Дейл, – медленно ответила Синтия, вкладывая ладонь в его руку.

Она сосредоточилась на ощущении тепла его руки и тактильная память подтвердила ей – это он. «Мерзавец, удачливый мерзавец!» – мысленно обругала она Шерлока с облегчением и восхищением.

«Мухи» перестали мельтешить перед глазами, шум в ушах прекратился.

Синтия внимательно посмотрела новому знакомому в глаза и сказала с улыбкой:

– Если бы мы были в Америке, такое долгое рукопожатие сочли бы сексуальным домогательством.

– Мы в Италии, – ответил он после небольшой паузы и отпустил её руку.

– Не просто в Италии, а в Валле-д-Аоста. Вы хорошо говорите по-французски, а ведь вы – швед, да?

– Норвежец.

– Мне нужен компьютер, – повторила Синтия.

– Зачем? В наше время любой телефон легко заменит компьютер.

– К сожалению, в мой телефон не влезает эта штука, – Синтия вытащила из сумочки диск и покрутила им, – а мне очень нужно срочно её посмотреть.

– Здесь неудобно – скоро начнется следующий семинар. У меня с собой есть ноутбук. Пойдёмте в кафе. Время обеда.

– Обеда? – переспросила Синтия.

– Надеюсь, приглашение на обед не будет выглядеть как сексуальное домогательство? – серьёзно уточнил он.

– Нет, что вы, – поддержала игру Синтия. – Вот если бы речь зашла об ужине, то точно сочли бы домогательством, а обед не считается.

Ответа не последовало.

Томас как раз отвернулся от неё и что-то засовывал в рюкзак, так что Синтия не увидела его реакции, если даже она и была.

Они уже вышли из здания и спускались по ступенькам, когда Томас поинтересовался будничным тоном:

– Так это всё-таки было сексуальное домогательство?

Синтия оступилась и не полетела с крыльца только потому, что Томас подхватил её под локоть.

– Осторожно! – засмеялся он.

– Шерлок! – огрызнулась Синтия, выдергивая руку.

– Томас. Томас Сигерсон.

– Я не глухая.

– Тогда не ори на всю улицу. Что ты делаешь в Аосте?

– Это я у тебя должна спросить!

Шерлок Холмс протянул Синтии визитную карточку.

"Томас Сигерсон, доктор технических наук, кафедра телематики, Норвежский университет естественных и технических наук, – было написано на визитке.

– Телематика? Лучше надень футболку с надписью: «Я работаю на МИ-6», – фыркнула Синтия.

– У телематики и спутниковой навигации большое будущее. И только идиоты могут связывать его исключительно с разведкой. Если хочешь знать, на конференции, куда ты вломилась, обсуждают интеллектуальные инфраструктуры, системы позиционирования и геолокализационные сервисы, картографию, интегрированные GPS устройства и автомобильные датчики, управление автопарком. Два дня семинаров и заседаний рабочих групп, выставка продуктов, сервисов и решений спутниковой навигации и интеллектуальной инфраструктуры. Заметь, ни слова о разведке.

– Хорошо, я поверила. Ты ударился головой и превратился в рекламный плакат. Впечатляет. Куда мы идём?

Вообще-то ей очень хотелось ещё раз посмотреть на него, разглядеть получше, но ей это не нравилось. Одно дело тосковать по человеку, который считается погибшим, другое – разглядывать живого. Она что так соскучилась что ли? Синтия, вспомнила об убийстве только когда они вошли в ресторанчик и Шерлок, то есть Томас достал из рюкзака ноутбук. Соскучилась, вынесла она мысленный вердикт.

Обедать они, конечно, не стали, заказали по чашечке эспрессо.

– Ты расскажешь сама, зачем приехала, или мне догадываться?

Вместо ответа Синтия протянула ему диск:

– Открой, пожалуйста.

Томас вставил диск в дисковод.

«Найди путь или проиграешь», – высветилась угрожающая заставка.

– Игра, – разочарованно протянул Томас. – Тебе настолько скучно?

– Давай посмотрим всё до конца.

– Это компьютерная игра. Заурядный квест. Поиск ключей в запертой комнате. Зачем он тебе?

– Мне нужно знать, кто его написал.

Томас защёлкал мышкой.

– Автор – Оливия Висконти. Итальянка, место жительства – Аоста. Тут есть слова от автора: – «Посвящаю эту игру своим детям Изабелле и Антонио с любовью и благословением». Ты стащила диск на распродаже? Где я слышал это имя? Висконти, Оливия…

Томас свернул окошко с игрой и запустил браузер.

– Точно! Видел в новостях. Она умерла две недели тому назад от приступа астмы.

– Ты квест быстро пройти сможешь? – без особой надежды отвлечь Томаса спросила Синтия.

– Погоди. Висконти? Это девичья фамилия жены Виллара.

2012-06-18 в 18:56 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
Синтия вздохнула. Надо было сразу бежать, как только она увидела Шерлока. Бежать, а не пытаться совместить приятное с полезным. Сейчас он до всего докопается. А может, всё к лучшему? Хорошо, что она его встретила. Во-первых, он жив, а значит некоторое время её не будут беспокоить идиотские мысли о скалах и больницах. Во-вторых, он поможет ей раскрыть преступление, а потом…

– Ты не слушаешь меня?

– Слушаю.

– Что случилось с Изабеллой?

– Изабеллой?

– Ты потеряла квалификацию? Забавно. Изабелла Висконти – бывшая жена Франсуа Виллара. Ты работаешь с Вилларом, мать Изабеллы умирает, ты появляешься в Аосте и пытаешься разгадать какой-то дурацкий квест, который написала тёща Виллара. Ты думаешь, я не смогу сложить два и два? На коробке от диска еле заметные следы крови, ты его обтирала, но не слишком успешно, видимо торопилась. И диск тебе срочно надо посмотреть именно потому, что ты стащила его с места преступления, да? Как её убили?

– По голове ударили, – безропотно ответила Синтия. – Чем-то тупым и тяжёлым.

Томас протянул руку ладонью вверх:

– Телефон.

– Хочешь позвонить?

– Ирэн, я никогда не поверю, что ты не сфотографировала место убийства, даже если бежала оттуда быстрее лани.

– Шерлок, у тебя обед заканчивается.

– Томас. Меня зовут Томас. Дай телефон.

– Если ты Томас, то я – Синтия, – она с недовольным видом протянула ему мобильник. – Посмотри и отдай, пожалуйста.

– Ты уже второй раз говоришь мне «пожалуйста», это настораживает.

Синтия улыбнулась. Она сама себя настораживала, если совсем честно. Она чувствовала себя виноватой в смерти Изабеллы и в том, что не исполнила просьбу Франсуа, и это было по меньшей мере странно, но правильно. Нужно вернуться в офис Висконти, чтобы выяснить подробности об убийстве и игре.

– Я и в третий раз скажу, – кивнула Синтия. – Пожалуйста, оставь на некоторое время диск с игрой у себя. Мне нужно вернуться в офис. Я не могу бросить это дело. И мне важно выяснить, что зашифровано в игре, если там что-то зашифровано вообще. У тебя диск будет в безопасности.

– Кажется, мы это уже проходили.

– Ш-шш… Томас, а ведь ты так и не прошёл квест до конца. Потому что он слишком скучный, да?

– Держи, – он вернул ей телефон. – Хорошо, я заберу диск. На визитке есть номер моего мобильного телефона, а на обороте написан адрес отеля, в котором я остановился.

– Спасибо, милый.

Она уже отошла от столика, когда он её окликнул:

– Синтия!

– Что?

– Постарайся никого не убить, – серьёзным тоном попросил Томас.

Она усмехнулась:

– Ты тоже будь осторожен!

Томас внимательно проследил за Синтией пока за ней не закрылась дверь ресторана. Потом он перевел взгляд на экран ноутбука, на котором мерцала заставка квеста Оливии Висконти. «Найди путь или проиграешь». Превосходно, она опять взяла его на понт. Дама сердца в беде. Сколько раз он ещё попадётся на эту удочку? Столько, сколько захочет – подсказала логика. В планы Шерлока Холмса это не входило. Но планы Томаса Сигерсона с планами Шерлока Холмса могли и не совпадать. Томас навёл курсор на окошко «Начать игру» и нажал на «Ввод».

2012-06-18 в 18:56 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
***

В офисе было полно полицейских.

Заплаканная Виттория, захлёбываясь слезами рассказала Синтии то, что та и без неё уже знала: бедняжку синьору Изабеллу ударили по голове чем-то тяжелым. И она сразу умерла. Представляете? Вот бах – и нет синьоры Изабеллы. И столько крови, просто море крови. Настоящий кошмар!

Прервал Витторию человек, назвавшийся комиссаром полиции.

– Микеле Розато, – протянул он руку Синтии. – Что за шум?

Комиссар итальянской полиции был маленьким, чуть ли не ниже Синтии, пухленьким человечком лет пятидесяти – пятидесяти пяти. Фамилия Розато ему подходила как нельзя лучше. Розовый кругленький поросёнок. Комичность внешнего вида комиссара Розато подчёркивал шёлковый шарф, повязанный вокруг горла. Шарф в жару. «Может, у него там шрам или ещё что-нибудь ужасное». – подумала Синтия. Додумать, что бы такое ужасное могло скрываться под шарфом комиссара, она не успела, потому что комиссар от вежливого приветствия перешёл в наступление. Он вообще умудрялся носиться по офису с космической скоростью и быть сразу в нескольких местах: командовал фотографом и медицинским экспертом, контролировал телефонные звонки в офис, на которые отвечала Виттория, и в довершение всего взялся допрашивать Синтию.
Тут-то и оказалось, что на поросёнка комиссар похож как ёж на подушку. Стоило взглянуть ему в глаза. Маленькие, чёрные, они пронзали собеседника насквозь. Цепкость взгляда Розато говорила о том, что у него была хватка бультерьера.

Когда Синтия наконец вышла из офиса Висконти, голова у неё раскалывалась от напряжения во время допроса, суматошного деятельного комиссара с пугающе пронзительным взглядом, но в основном от истерик Виттории. Даже Синтия с её обширным опытом общения с людьми с трудом верила в то, что вчерашняя надменная ледышка и сегодняшняя нервная растрёпанная девица – одна и та же девушка.

Правда как раз на истерики секретарши жаловаться было нечего. Именно от Виттории Синтия узнала, что у полиции есть уже главный подозреваемый – программист Марко. Возле трупа Изабеллы нашли его именную зажигалку. Марко отказался говорить, где он был во время убийства, но утверждал, что зажигалку потерял несколько дней назад. Ещё Виттория рассказала полиции, а потом и Синтии, что за день до убийства Марко и Изабелла сильно поссорились. Они разговаривали в кабинете, а потом стали так громко кричать друг на друга, что было слышно даже в приемной. А дело было в том, что одно время Марко успешно ухаживал за Изабеллой, которая не особо против этого возражала.

Где был Марко во время убийства, Виттория не знала. Зато она знала, где был синьор Феррелли – на совещании в Мэрии Аосты.

Сама Виттория утверждала, что всё утро была на рабочем месте. Синтия прекрасно знала, что это не соответствует правде, поэтому взяла Витторию на заметку. Именно Виттория обнаружила труп Изабеллы и вызвала полицию. И Виттория, без сомнения, неравнодушна к Марко. Ещё вчера Синтия заметила, какие томные взгляды бросала секретарша на программиста. Так что она вполне могла подкинуть зажигалку. Над тем, могла ли Виттория ударить свою начальницу по голове, нужно было ещё подумать. Фактов катастрофически не хватало.

Да ещё зажигалка никак не выходила из головы. Синтия помнила, что не видела никакой зажигалки, когда обнаружила труп Изабеллы, фотографировала место преступления и вытаскивала диск из компьютера. Она, конечно, допускала мысль, что просто не заметила или не запомнила зажигалку, или заметила, но не придала значения. Надо было проверить фотографии.

А ещё нужно было встретиться с Антонио – братом Изабеллы. Он мог знать что-то об этом квесте.

Синтии повезло, что на автобусе можно было подъехать почти к самому дому Антонио, который находился на окраине Аосты.

Начинать какое-то дело без энтузиазма – почти наверняка проиграть. Но у Синтии внезапно кончился запал. Она позвонила в дверь дома без особой надежды. Наверняка брата Изабеллы уже расспросила полиция, вряд ли он захочет отвечать на вопросы какой-то страной парижской журналистки. Да ещё в таком состоянии. Недавно потерял мать, а сегодня узнал, что убита его сестра.

Антонио, полный и усатый, напоминал кота. На сестру он был совсем не похож. Единственное, что их объединяло – рост.

Синтия даже немного оробела, когда он наконец-то открыл ей дверь.

Вежливого разговора, как она и подозревала, не вышло.

– Я ничего не покупаю, – сердито буркнул Антонио, даже не попытавшись выяснить, кто перед ним.

– Послушайте, синьор Висконти, – Синтия обеими руками взялась за дверь, чтобы помешать Антонио закрыть её, – меня зовут Синтия Дейл, я коллега Франсуа Виллара, бывшего мужа вашей сестры и я хочу помочь.

– Изабелле не поможешь, а мне помощь не нужна, – недовольно пробурчал он.

– Вы что-нибудь слышали об игре, которую ваша мать написала для вас?

– У меня её нет, Изабелла не успела мне отдать.

– И вы ничего об этом не знаете? – не отступала Синтия. – Почему Оливия это сделала? С какой целью написала игру?

– У матери были неприятности, связанные с фирмой, но вряд ли они имеют отношение к делу, и я не желаю об этом говорить.

– Да поймите вы, сейчас важна любая мелочь. Вы не задумывались о том, что вашей матери могли помочь умереть?! – Синтия разгорячилась и почти кричала, – А Изабелла подозревала это. И написала Виллару, а теперь – мертва.

– Послушайте – в свою очередь разозлился Антонио, – я ничего не знаю точно, кажется, перед смертью, накануне, мать встречалась с кем-то из конкурентов. Эцио Романо – так его зовут. А теперь проваливайте, я очень устал.

Он бесцеремонно вытолкал Синтию на улицу и захлопнул перед её носом дверь.

2012-06-18 в 18:57 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
После тяжелого дня в офисе и разговора с Антонио она мечтала только об одном: доползти до номера, принять душ и лечь в постель, но оставалось ещё одно важное дело.

Гостиницу, в которой остановился Томас, Синтия нашла без труда – единственная настоящая радость за день.

И даже чересчур спартанский номер с деревянной мебелью и со скошенной крышей не вызвал у неё неудовольствия. В конце концов, она тут ненадолго и в гостях, а с её ростом можно не опасаться стукнуться головой о крашеные балки.

Томас сидел перед ноутбуком с таким видом, с каким Шерлок обычно сидел перед микроскопом в лаборатории. Правда наблюдала Синтия это зрелище только на видеозаписи, но ей хватило впечатлений.

Она взглянула на экран – Томас размышлял над квестом Оливии Висконти.

И он даже головы не повернул. Статуя, да и только.

– Только не говори, что я подкинула тебе проблему на полдня. Я могу возгордиться и наделать глупостей, – громко сказала Синтия, чтобы привлечь его внимание.

– Только идиоты никогда не делают глупостей, – ровным голосом ответил Томас, не отрывая взгляд от экрана.

– Ты сменил философию?

– Я прошёл этот квест тридцать раз. Это несомненная глупость и пустая трата времени с моей стороны.

– Никакого шифра?

– Возможно, шифр содержится не в самом квесте. А где-то в кабинете синьоры Висконти.

– Оливии?

– Оливии или Изабеллы, уже без разницы. Изабеллу убили в кабинете матери?

– Да.

– Ты считаешь, что то, что комната из квеста похожа на кабинет Оливии, ничего не значит?

– Большинство кабинетов похожи друг на друга. Стандартная обстановка… Ты был в кабинете Оливии?

– Смотри, – Томас свернул окошко с игрой и открыл папку с какими-то фотографиями.

Томас щелкнул мышкой, и на экране появилась фотография кабинета. Синтия впилась взглядом в экран. Это была фотография места убийства Изабеллы.

– Ты скопировал фотографии с моего телефона? – возмутилась Синтия.

– Нет, это фотографии, сделанные следователями.

– О-ооо, – только и смогла протянуть Синтия.

– Полицейские нашли зажигалку. Известно, чья она?

– А что, в материалах дела этого нет? – съязвила Синтия.

– Да и дела пока нет. Итальянцы бюрократы. У меня только фотографии.

– Зажигалка принадлежит Марко – программисту. А откуда у тебя фотографии?

– Прислали по электронной почте.

– Логично. Ты нарушил инкогнито? Или у твоего брата есть свои люди в полиции каждого города на Земле?

– Не знаю, агентов Майкрофта я не пересчитывал.

– Ладно, не хочешь – не говори.

– У Виллара есть хорошие знакомые в полиции Аосты. Было бы странно, если бы их не было.

– Действительно… – Синтия замерла, так как ей в голову пришла странная мысль. – Ты что, попросил Виллара о помощи от моего имени?

– Быстро соображаешь, – кивнул Томас.

– Стараюсь. Бесполезно спрашивать, как ты узнал мой е-мейл и взломал его. Интересно, есть пароли и шифры, которые ты не в силах разгадать, – Синтия перевела взгляд на экран.

– Думаю, нет, – меланхолично ответил Томас. – Вопрос времени.

– Ты хоть написал ему что-нибудь человечное? Или начал с опознания тела?

– Я постарался скопировать твой стиль письма.

– Я не хочу это читать.

– Правильно. Это несущественно для дела. Лучше достань телефон, сравним фотографии.

– Это для тебя несущественно, – мрачно сказала Синтия и протянула Томасу телефон. – И я также уверена в том, что на моих фотографиях нет никакой зажигалки.

– Правда?

Что-то в его голосе насторожило Синтию. Он явно издевался.

– Ты что-нибудь нашёл? – Уточнила она.

– Смотри, – Томас поднёс телефон к экрану ноутбуку, чтобы фотографии оказались рядом. – По-твоему, убийца вернулся только для того, чтобы забрать зажигалку?

Найди десять отличий, прямо детская головоломка. Синтия внимательно изучала фотографии. Слева – фотография стола Изабеллы, которую сделала она, справа – сделанная полицией. Ох! И как же она сразу не заметила.

– Нож! На второй фотографии нет перочинного ножа.

– Кто-то ковырялся в дисководе?

– Да, наверное, хотел достать диск.

Синтия внутренне содрогнулась, подумав о том, что она едва не столкнулась с убийцей, который так быстро сбежал, что даже оставил перочинный нож.

– А ты использовала скрепку? – уточнил Томас.

– Да, я немного умнее его. Самую малость. – усмехнулась Синтия.

– Наличие специальных знаний само по себе мало говорит об уме.

Он протянул телефон Синтии:

– Хороший ракурс и качество неплохое. На ноже есть надпись.

– «Фортуна», – прочитала Синтия. – Удача. Странное название для фирмы.

– Это не гравировка от производителя. Это специально выгравированный логотип какого-то общества или клуба, скорее всего. И по нему можно будет легко найти убийцу. Поэтому он и вернулся за ножом, ну и зажигалку заодно оставил, сразу не догадался видимо, или ты его спугнула.

– Мне надо еще раз поговорить с Витторией. Она выходила из офиса, а говорит, что была на месте. И это именно она нашла труп.

– Поговори, если хочешь, только завтра.

– Да уж, она наверное спит давно, я пойду.

– Нет.

– Что нет? – не поняла Синтия.

– Ты никуда не пойдёшь.

Синтия изумлённо посмотрела на Томаса.

Он захлопнул ноутбук и отключил его от сети. Синтия поняла, что отвечать он не собирается и переспросила:

– Что значит «не пойду»?

– То и значит. Ты останешься здесь. Кровать жёсткая, переживёшь, это полезно для позвоночника.

Он методично смотал шнур питания, убрал ноутбук в рюкзак и, казалось, совсем не заметил её удивления.

Синтия молча наблюдала за ним.

Только у двери Томас обернулся:

– Поздно, одной ночью тебе лучше не ходить.

– А ты?

– У меня дела.

И ушёл.

Синтия пересела со стула на кровать и некоторое время разглядывала вид за окном. Альпы. Красивые, но бездушные горы. Очевидно, Томаса бесит и то, что Синтия впуталась в детективную историю, и то, что ему не найти подтекста в игре Оливии. И что у него за дела по ночам? Она улеглась на спину и стала рассматривать чёрные потолочные балки. Но балки могли ответить на вопросы еще меньше, чем горы.

2012-06-18 в 18:58 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
К утру Томас так и не вернулся. Синтия приняла душ и позвонила Виттории, чтобы назначить встречу. По дороге в офис Висконти она купила себе блузку и переоделась в туалете какого-то кафе.

Виттория вела себя гораздо сдержаннее, чем вчера, но всё равно заметно нервничала.

Синтия предложила её выпить кофе где-нибудь неподалёку, но Виттория отказалась наотрез.

– Мне нельзя уходить в рабочее время. Лучше я вам сама кофе приготовлю.

– Вы ведь в день убийства отлучались, правда? – как будто между прочим спросила Синтия.

Виттория побледнела.
Синтия ласково погладила её по руке:

– Не волнуйтесь, я никому не скажу. Но вы так нервничали вчера, я сразу догадалась, что вы переживаете, что синьора Висконти пострадала из-за вас.

– Если бы я не ушла, – Виттория разревелась.

– Вас бы тоже могли убить, вот и всё. Не ревите. Вы ходили в магазин?

– На почту. Мне позвонили, сказали, что для меня есть срочное письмо и что его обязательно нужно забрать немедленно.

– Никакого письма не было.

Виттория помотала головой.

– А полиции вы это рассказали?

– Нет, конечно, я же ушла с рабочего места. Меня бы синьора Изабелла уволила, если бы узнала, но я подумала, что почта совсем близко… – Виттория всё-таки разрыдалась.

Синтия решила, что самое время расспросить о загадочном синьоре Романо.
Как только она спросила о нём, слёзы Виттории моментально высохли. Эта девушка, похоже, была ещё и ветреной.

Глаза Виттории так и светились, когда она рассказывала о синьоре Эцио Романо. Пожилой, но статный, высокий, красивый. Такой вежливый и обходительный. Даже жалко, что он главный конкурент фирмы Висконти. Да, он недавно заходил и очень долго болтал с Витторией. Такой обходительный синьор. Оказывается, они с синьором Феррелли студенческие приятели.

Дружат со студенческой поры и с того же времени увлекаются парусным спортом.
– Вот смотрите, синьор Романо был так любезен, что подарил мне кулон с гравировкой яхт-клуба, – Виттория вытащила из выреза платья цепочку с кулоном – маленький серебряный парус, – я его прячу, не ношу поверх платья, чтобы не задавали лишних вопросов. Правда красиво?

На кулоне была такая же гравировка, как на исчезнувшем перочинном ноже – «Фортуна».

– Очень, – ответила Синтия.

Она решила вернуться в гостиницу. А когда открыла дверь в номер, то поняла, что думать придётся быстро. По всей комнате были разбросаны её вещи. Что-то искали или хотели показать, что ищут. Скорее всего, и то, и другое. Искали диск с игрой и предупреждали о том, что кто-то знает, что диск у Синтии.

Отлично. Просто прекрасно. Кроме слов Виттории, косвенно доказывающих, что Джованни Феррелли мог оставить нож в кабинете Изабеллы, у неё ничего нет. Нужны были весомые доказательства.

Придётся идти напролом. Томас, ясное дело, помогать ей не будет. Хотя… Синтия достала телефон и пересмотрела фотографии. Никакой зажигалки, зато есть нож с гравировкой яхт-клуба «Фортуна». Синтии не помешала бы удача. Она ещё раз пробежалась по пунктам меню телефона и улыбнулась. Всё же хорошо, что Томас, да, она даже готова в мыслях называть его так, чтобы ненароком не выдать, хорошо, что Томас такой, какой он есть.

Синтия быстро сложила разбросанные по номеру вещи, чтобы они не мешали ей готовиться. Потом села перед зеркалом, тщательно расчесала волосы и стала закалывать их шпильками, всматриваясь в своё отражение.
С каждой вколотой шпилькой её взгляд становился жёстче.

Закончив с причёской, она занялась макияжем. Те, кто искал диск, нашли тайник в её чемодане, в котором лежал набор косметики «на всякий случай», но к великой радости Синтии ничего не повредили. Сегодняшняя встреча требовала большего, чем блеск для губ и тушь для ресниц.

Когда образ был готов, Синтия достала визитную карточку Джованни Феррелли и набрала указанный там номер телефона.


Виттория её не узнала.

Хотя Синтия ничего особенного и не сделала. Всё же у неё было очень мало времени. Дорогой белый костюм из модного салона, туфли на шпильках. Ей повезло, что она всё это сразу нашла здесь, в Аосте. Не совсем то, что Ирэн Адлер носила в Лондоне, но для провинциального финансового директора подойдёт.

Джованни в полной мере оценил её внешний вид. На несколько секунд он потерял дар речи:

– Синьора?

– Синтия Дейл, – Синтия закрыла за собой дверь кабинета. – Я звонила вам.

Джованни немного пришёл в себя и встал из-за стола.

– Синьора Дейл, вы сегодня выглядите совсем по-другому…

– Я и говорить буду с вами по-другому.

Синтия подошла к Джованни и толкнула его в кресло. Он сел.

– Я сказала вам, что мне кое-что известно о смерти Оливии и Изабеллы Висконти. Хотите, расскажу?

– Но…

– Не вставайте, вам лучше сидеть.

Синтия достала мобильный телефон и стала щелкать кнопками:

– Вы же видели меня, где вы прятались после того, как убили бедняжку Изабеллу?

– Это чушь, вы перегрелись на солнце, – рассмеялся Джованни.

Синтия хищно улыбнулась и села на стол прямо перед Джованни:

– Знаете, а ведь Оливия вас раскусила. Она очень умная женщина и написала прекрасную познавательную игру. Чрезвычайно познавательную.

– И вы в неё играли? – принял подачу Джованни.

– Да и узнала о вас много нового.

– И где же игра?

– В ларце, ларец в замке, замок на острове.

– Хотите рассказывать сказки?

Синтия покрутила в руках телефон:

– Это не сказки, синьор Феррелли, это факты. На этих фотографиях, которые я сделала до приезда полиции, нет зажигалки Марко Аньези, зато есть другая вещь, которая может принадлежать только вам. Это перочинный нож с гравировкой клуба «Фортуна». В котором вы состоите много лет. Я получила подтверждение по электронной почте. Это элитный клуб. Все вещи, на которых ставится логотип «Фортуны», имеются только в одном экземпляре.

– И чем подтверждаются эти факты? – раздался резкий голос.

Синтия и Джованни повернулись: в дверях стоял комиссар Розато.

– Похоже, я пришёл не вовремя. Вы звонили мне, синьор Феррелли? – спросил он.
Джованни вышел из-за стола:

– Да. Я должен сделать заявление. Эта женщина убила Изабеллу Висконти, я видел её, когда она выходила из кабинета Изабеллы.

– Как забавно, давайте сравним наши доказательства, синьор Феррелли, – вкрадчивым голосом предложила Синтия.

Комиссар оборвал её на полуслове:

– Прекратите, синьора, здесь не торговый зал, вам придется всерьез доказывать вину синьора Феррелли. У каждого преступления есть мотивы. Какие мотивы?

– Думаю, вам может рассказать об этом синьор Аньези, – вновь раздался голос от двери.

2012-06-18 в 18:59 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
На этот раз там стояли Томас Сигерсон и «бог информационных технологий» Марко Аньези.

– Простите, вы кто? – комиссар впился в Томаса пронзительным взглядом.

– Меня зовут Томас Сигерсон, телематика и навигация, норвежский технический университет, – Томас протянул комиссару визитную карточку. – А с синьором Аньези вы, кажется, знакомы.

Комиссар Розато подскочил к Марко:

– Вас выпустили синьор Аньези, потому что за вас поручились очень влиятельные люди. Но это не значит, что вы можете свободно разгуливать там, где идет следствие.

– Вообще-то, комиссар, – встрял Томас, – Марко здесь работает.

Томас повернулся к Марко:

– Синьор Аньези, расскажите, кем именно вы здесь работаете и кто вас нанял.

– Не думаю, что это имеет отношение к делу, – возмутился Джованни.

Комиссар Розато остановил его жестом руки и обратился к Марко:

– Если вам действительно есть, что сказать, синьор Аньези, говорите.

– Я занимаюсь разработкой систем слежения. Государственные заказы, полиция, секретные службы. Синьора Висконти наняла меня, чтобы следить за синьором Феррелли. Она заметила утечку информации в конкурирующую фирму.

– Эцио Романо, да? – спросила Синтия.

– Именно. У меня есть записи разговоров, копии документов, я подготовил почти всё, что требовалось для доказательств, что синьор Феррелли передавал коммерческую информацию Эцио Романо.

– Это наглая ложь, – спокойно сказал Феррелли.

– К сожалению, документы действительно подтверждают вашу вину, Феррелли, – ответил ему Томас.

– Это просто смешно. Даже если ваши документы подлинные они не доказывают, что я кого-то убивал.

– Это ваш нож, Джованни, – Синтия повернула телефон экраном к Феррелли. – Вы пытались с помощью него достать диск.

– Фотографии не доказательство. Кроме того, я уверен, что вы не сделали копий.
Джованни резко толкнул Синтию, выхватил у неё телефон и со всей силы бросил его об пол.

Комиссар Розато тут же оказался рядом с Джованни, то телефону Синтии это уже помочь не могло.

– А вы достаточно умны, синьор Феррелли, – вступил в разговор Томас. – Синьорина Дейл действительно не делала копий с этих фотографий. Их сделал я.

Томас продемонстрировал присутствующим экран своего телефона, на котором была открыта фотография перочинного ножа.

– Можете не трудиться разбивать мой телефон. Я не так щепетилен, как синьорина Дейл, копии этой фотографии есть и на моем компьютере и у Марко Аньези.

Джованни Феррелли больше было нечего сказать.


– Я хотел поблагодарить вас обоих, – сказал Марко Томасу и Синтии, когда они вместе вышли из офиса Висконти. – Без вашего вмешательства я бы так быстро не справился.

– Ну, справились бы позже. Всё равно информация о том, что вы задержаны рано или поздно дошла бы куда следует.

Марко пожал плечами:

– Наверное. Всё равно спасибо.

Неожиданно для Синтии он обернулся к ней:

– Не откажетесь поужинать со мной, синьорина, неприятный день должен быть скрашен.

Синтия даже не успела удивиться, как рядом прозвучал спокойный голос Томаса:

– Она занята.

– Занята?

– Прости, Марко, но я уже пригласил Синтию на ужин этим вечером.

Когда они с Томасом остались вдвоем, Синтия всё-таки решила задать два вопроса:

– Мне показалось, или вы с Аньези познакомились раньше всей этой заварушки?

Томас только рассмеялся в ответ.

– Хорошо, ты можешь смеяться, скажи только, когда ты приглашал меня на ужин?

– Это был блеф. Я тебя не приглашал, но я приглашаю тебя сейчас. Например, – он обвел взглядом окрестности, – в ресторан отеля «Европа», тут недалеко.

– «Европа»? Я читала, что это самый популярный ресторан в Аосте.

– И что, боишься, что тебя кто-нибудь узнает?

– Ну, имидж, наверное, лучше сменить, ты прав, но вообще-то там могут быть заняты все столики.

– Для нас будет столик, я заказал.

– Мне надо сменить туфли… ноги устали, – от удивления она несла полную чушь и даже не переживала по этому поводу.

– Мне тоже, увидимся через час.

Он накинул на плечо рюкзак и быстрым шагом ушел.

Поначалу они ужинали в полном молчании.

– Ну и в чём дело? – наконец не выдержала Синтия.

Томас усмехнулся:

– Двадцать минут.

– Я продержалась двадцать минут? Ты позвал меня сюда только для того, чтобы проверить, сколько времени я смогу просидеть молча?

– Ты чуть не раскрыла себя этим, – он покрутил в воздухе пальцами, – маскарадом.

– Ты мне льстишь, обо мне знают далеко не в каждом захолустном городке. И я это сделала ради дела.

– Не смеши меня. Ты это сделала, потому что не умеешь по-другому.

– Интересно, как? Как бы ты вывел Феррелли на чистую воду? Одних записей Марко Аньези всё равно бы не хватило.

– Я бы заставил его признаться в том, что он позволил Оливии Висконти умереть.

– Позволил умереть?

– Очевидно. Она стала подозревать Феррелли в измене фирме и наняла Марко. Но Марко – не самая лучшая кандидатура для этих дел, – он заметил её лукавый взгляд и добавил: – Не спрашивай, откуда я это знаю.

– Мне всё равно. Так в чём прокололся Марко?

– Точно не знаю, но Феррелли что-то заподозрил и пошёл к Оливии выяснять отношения. И про диск он узнал, скорее всего, от самой Изабеллы. Вряд ли Феррелли хотел убивать Оливию. Скорее всего, хотел припугнуть и переборщил. Приступ астмы – мало-контролируемая вещь.

Синтия вздохнула:

– Язык мой – враг мой.

– Возможно, Изабелла проболталась случайно, пусть это выясняет Розато, с меня достаточно итальянских страстей.

– Ты мог в этом не участвовать.

– Ты рисковала.

– Я? Нисколько. Ты скопировал мои фотографии. Я выключала режим передачи данных на телефоне, а ты включил его, скопировал фотографии и специально оставил включенным.

Томас посмотрел на неё с нескрываемым интересом, но ничего не сказал.

– Ты специально это сделал, чтобы я была уверена, что у тебя сохранились копии фотографий.

– Ты хочешь меня убедить в том, что поехала к Феррелли, потому что знала, что я тебя подстрахую? Тогда не говори, что я мог не участвовать.

Синтия рассмеялась:

– Ты же знал, что я так сделаю. Мы хорошая команда, Томас.

– Команда?

– Работать вместе гораздо интереснее, чем воевать, ты не находишь? Мы можем сработаться, потому что очень похожи. Мы отражение друг друга.

Томас смотрел куда-то в окно и, казалось, совсем не слышал того, что говорила ему Синтия.

– Томас? – позвала Синтия.

– Муж Оливии был оптиком, – задумчиво произнес Томас, разглядывая что-то за окном.

– Мне рассказывал Франсуа, но я тебе этого не говорила.

– Паоло Висконти – физик-оптик. Точно. – Он перевел взгляд с окна на Синтию. – Ты молодец.

Она удивилась:
– Причём здесь я?

– Отражение. Оливия сделала кабинет в игре отражением своего собственного.

-Так просто?

– Лучше всего спрятано то, что лежит на видном месте.

– Ты хочешь сказать…

Томас встал:
– Нам надо вернуться в офис.

– В офис? Там полиция.

– Они наверняка уже уехали.

Синтия с сожалением посмотрела на недоеденный салат, но Томас уже подзывал официанта.

В офисе Висконти действительно никого не было.

Когда они шли по тёмному коридору к кабинету Оливии, Синтия размышляла над тем, что совершенно необязательно было вытаскивать шпильку у неё из волос, чтобы открыть дверь чёрного хода. Но она и сама любила свои шпильки: захочешь – ключ, захочешь – оружие.

Поэтому Синтия продолжала носить с собой шпильки, даже когда перестала часто пользоваться ими по прямому назначению.

Пока она думала о шпильках, Томас достал и включил ноутбук и запустил игру.

– Сядь в кресло, – он показал в угол кабинета, – и не мешай.

Синтия хотела было возмутиться, но не стала.

Был поздний вечер, комната освещалась только фонарем за окном и обстановка была немного пугающей и таинственной. Синтия поймала себя на том, что ей приятно сидеть и наблюдать за тем, как Томас что-то ищет в кабинете.

Искать оказалось совсем просто, если догадаться, что всё нужно делать наоборот. В игре ключ лежал в нижнем ящике стола, в реальности – в верхнем ящике. То есть в каждом из четырёх ящиков лежали ключи, но только ключ из верхнего ящика подходил к правой дверце тумбочки книжного шкафа. В игре, соответственно это была левая тумбочка и так далее.

Томас нашёл тайник за шесть минут двадцать три секунды. Синтия специально считала про себя, так как новый телефон она себе ещё не купила.

В тайнике была папка с последними отчётами Марко Аньези и завещание Оливии Висконти.

– Ну, вот и всё, – Томас аккуратно положил на место завещание и замаскировал тайник, – завтра поедешь в полицию к Розато и расскажешь ему, пусть он сам найдёт эти документы.

– А ты?

– А я тут ни причём. У меня много дел, а вечером улетаю. В 19-10 из Турина.

Синтия посмотрела на Томаса, пытаясь понять, зачем он назвал ей время вылета. Но он, кажется, и сам этого не знал.

– Я поеду с тобой в аэропорт, – после паузы сказала Синтия. – Мне всё равно нужно встретить Франсуа, он завтра прилетает на похороны Изабеллы.

2012-06-18 в 18:59 

Irene-Assole
Да вы что, граждане, белены объелись? Какие лимоны зимой? (с)
***

В аэропорту Турина было шумно и многолюдно. Синтии и Томасу было нужно в разные залы. Синтии – встречать Виллара, Томасу – лететь в Токио.
Мысль о кофе пришла им в голову одновременно, они предпочли этому не удивляться.


– Здесь плохо слышны объявления из зала прибытия, – забеспокоилась Синтия.

– Зато кофе не такой крепкий, – невпопад ответил Томас.

– Как в зале прибытия? – пошутила Синтия.

Томас промолчал. На нём опять были эти дурацкие очки, на стёклах которых плясали солнечные блики. Выражения глаз за очками было не разглядеть, впрочем, Синтия не особенно и старалась. Она предпочитала поменьше смотреть на Томаса. Сидела, уставившись в чашку, и усиленно делала вид, что в данный момент кофе интересует её больше всего на свете.

Дело закрыто. Финита ла комедиа. Кому-то, конечно, не комедия, а трагедия, а для Синтии – сплошной фарс. Веселиться, так до конца. Она подняла голову:

– Зря ты не берёшь меня в напарники. Я была бы незаменима в разведывательной операции.

Он даже кофе не подавился, только внимательно взглянул её в глаза.

– В качестве отвлекающего маневра, – уточнила Синтия.

– Я уже говорил, что партнёрство – не наш случай.

– Скучаешь по Джону?

И опять он промолчал. Настроился на работу и не хочет отвлекаться? Или просто нервничает?
– Знаешь, что я тебе скажу? Не всегда тандем, подобный вашему – лучшее решение. Иногда нужен такой... усиленный заряд. Как мы с тобой.

– Усиленный заряд опасен. Может разорвать ружьё.

Синтия пожала плечами:

-Зато бьёт наверняка, а ещё хорошо проверяет прочность.

Томас промолчал. Синтия взглянул ему за плечо и помрачнела:

– Кажется, скоро посадка на твой рейс.

– Париж-Турин уже приземлился? – уточнил Томас.

– По всему выходит, что так, – кивнула Синтия.

– Ты видишь Виллара?

– Идёт в направлении кафе. Метров тридцать за твоей спиной.

Томас не спеша встал и накинул на плечи рюкзак.

Синтия только смотрела на него. А что она могла ещё сделать? Сейчас он просто уйдет из её жизни так же внезапно, как и появился. И даже не попрощается, похоже.

Он и правда просто пошёл мимо столика, но остановился, чтобы поправить рюкзак и как бы случайно задел рукой её руку.

Синтия почувствовала пожатие и запретила себе поворачиваться. Три секунды тепла, бешеный стук сердца. Синтия поискала взглядом Виллара, он уже подошёл к кафе и, кажется, заметил её.

Томас сильно сжал её пальцы, а потом отпустил.

– Пока, – сказал он просто. И ушёл.

А она осталась сидеть, боясь пошевелить рукой, и сидела, пока Виллар не подошёл совсем близко к столику и не сказал:

– Привет.

– Привет, – встрепенулась Синтия.

Она встала и поцеловала Франсуа в щёку:

– Мне очень жаль, прости.

– Ты ни в чём не виновата. Кто это?

– Где?

– Парень с рюкзаком, с которым ты пила кофе.

– А… это Сигерсон, программист с конференции.

– Программист? Это он помог тебе найти убийцу? Мне написали. А почему он сбежал? – Виллар поискал глазами Томаса в толпе.

– Э-эээ, ну, наверное, потому что боялся опоздать на самолёт.

Франсуа всё ещё вглядывался в толпу. Синтия потянулась за своей сумочкой, оступилась и охнула:

– Кажется, я подвернула ногу.

Какие же они всё-таки смешные, – думала Синтия, наблюдая за тем, как Франсуа ощупывает её щиколотку.

Может, он и не поверил до конца, но прямо сейчас Сигерсона в толпе искать перестал. А остальное – проблемы Томаса Сигерсона и Майкрофта Холмса.

По пути в полицию Синтия рассказала Франсуа всё, что знала о происшедшем, умолчав лишь о том, кто такой на самом деле Томас Сигерсон. Потом всё закрутилось в непрерывном круговороте скучных, но необходимых дел. Она показала Виллару и комиссару Розато игру Оливии и рассказала, в чём секрет. Вместе они поехали в офис и нашли завещание. Причём Синтия всё время сравнивала действия Виллара, которому комиссар доверил искать ключи, с тем. Как это до него проделала Томас.

Потом было официальное оглашение завещания, на которое Синтию, естественно, не позвали и похороны Изабеллы, на которые она не пошла сама.

Виллара Оливия упомянула в завещании, ему досталась достаточная сумма денег и доля в бизнесе, но это его не сильно обрадовало.

После похорон Синтия и Виллар вернулись в Париж. Франсуа погрузился в работу, Синтия вернулась к породистым собакам, махинациям на скачках, элитным вечеринкам и прочим довольно скучным на первый взгляд вещам.

Но Латинский квартал манил их как магнит.

Прибыв на место очередной экстренной встречи Франсуа застал Синтию за задумчивым разглядыванием экрана ноутбука. У неё был такой странный взгляд, выражающий не то удивление, не то торжество, что Виллар изменил своим принципам, подошёл и встал у неё за спиной, чтобы посмотреть, на что она смотрит.

На экране было открыто окошко почтовой программы.

– Привет, – поздоровалась Синтия, не отрываясь от созерцания списка полученных писем, – следующие три недели тебе придется обходиться без меня.

– Почему?

Синтия щелкнула по иконке письма от туристической фирмы.

– Смотри – я выиграла поездку в Японию. Это так заманчиво. Когда я ещё выберусь туда сама?

– Выиграла? Ты хочешь сказать, что попалась на удочку мошенников, которые предлагают тебе заполнить какие-то бумажки на улице, а потом присылают на твой адрес кучу спама?

– О, нет, – широко улыбнулась Синтия и закрыла почтовую программу. – Этой фирме я доверяю всецело.

КОНЕЦ

   

Дружба и любовь на Бейкер-стрит

главная