Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
12:17 

Золотые Фазаны: Главы 7-9

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
7. Рассказ продолжает доктор медицины Джон Уотсон

- Ха! – воскликнул Холмс, прочитав письмо. – Вы, кажется, хотели посмотреть на «Золотых Фазанов»? Не упустите случай.

- Разумеется, - сразу же отозвался я. – Новости от мисс Хантер?

Прежде чем ответить, мой друг некоторое время рассеянно вертел в руках конверт.

- Да-а, события развиваются. Можете сами прочитать, особенно обратите внимание на свидетельство юной леди. Уверен, вы обнаружите, что она является поклонницей вашего творчества.

Холмс пытался шутить, но в голосе его явственно слышались тревожные нотки.

- Что-то случилось? – спросил я напряжённо.

- Пока нет, друг мой, ничего серьёзного. Но мне всё это очень не нравится.

Он оставил конверт на столе и в задумчивости принялся мерить шагами комнату.

Я внимательно прочитал письмо, стараясь по возможности не поднимать головы. Нервозность Холмса была заразительной, и мне приходилось прилагать усилия, чтобы сосредоточиться на чтении. Письмо оказалось длинным, и мой друг несколько раз нетерпеливо спрашивал, много ли мне ещё осталось. Наконец я сложил листки и повернулся к застывшему у окна Холмсу.

- Вы уже сделали какие-нибудь выводы? – спросил я.

Холмс пожал плечами.

- Только самые очевидные.

Я вздохнул и терпеливо подал ожидаемую реплику:

- Какие же? Я в полном замешательстве.

- Не пытайтесь казаться глупее, чем вы есть, доктор. Если вы опасаетесь затмить меня... – Он осёкся, поняв, видимо, что перешёл некоторую грань, и добавил уже мягче: - Разве вам ни о чём не говорят следы рыжей грязи в подвале?

- Что ж, это мог быть кирпич или…

- …или ржавчина, Уотсон, - нетерпеливо закончил за меня Холмс. - Скорее всего, там хранился железный механизм, звон которого девочка слышала в библиотеке. Со стороны мисс Хантер было бы крайне любезно сказать нам, что же хранилось в подвале на самом деле.

- Вероятно, она была слишком взволнована и не подумала об этом.

- А ведь это очень важно, Уотсон!

Мой друг резко обернулся и снова принялся вышагивать по комнате.

- Возможно, мисс Хантер сама не знает, ведь она не так давно работает в этой школе, - предположил я, почувствовав потребность вступиться за Вайолет. - И вряд ли она лично инспектирует подвалы.

Холмс внезапно остановился.

- В самом деле… инспектирует… Пожалуй, нам стоит задать пару вопросов мисс Чичестер.

Некоторое время я ожидал продолжения, но мой друг, видимо, погрузился в свои мысли.

- Что ж, - сказал я, вставая с кресла, - пойду собирать вещи.

- Да-да, - рассеянно бросил Холмс через плечо.

У самых дверей мне неожиданно пришло в голову, что я тоже могу внести свой скромный вклад в расследование этого дела. Поколебавшись, я решил всё же посвятить Холмса в свои планы.

- А что если в школе действительно что-нибудь спрятано? – произнёс я медленно. – Раз в одном из стульев нашли бумаги, в доме могут быть и другие тайники.

- Да, это вполне вероятно, - равнодушно отозвался Холмс.

- Я… мог бы задать пару вопросов врачу миссис Фезант.

- Каких именно?

- Мисс Хантер упомянула, что покойная хозяйка дома перед смертью страдала психическим расстройством. Для меня этот случай может представлять профессиональный интерес.

Холмс рассмеялся.

- О да, доктор! Профессиональный интерес заставляет людей задавать весьма курьёзные вопросы. Что ж, попытайте счастья. Если я не ошибаюсь, поезд на Уолсол отходит в восемь утра. Надеюсь, вам хватит времени.


8. Записка доктора У. Фингерстоуна доктору Д. Уотсону

Дорогой коллега,

сожалею, что пришлось покинуть вас в такой спешке. Мне очень жаль, что этот срочный вызов помешал нашей беседе, и надеюсь компенсировать свою вынужденную неучтивость, снабдив вас сведениями об интересующей вас пациентке.

У миссис Фезант наблюдался типичный случай сенильной деменции. Она всё время говорила о покойных сыне и супруге как о живых, твердила, что драгоценности в надёжных руках. Перестала узнавать слуг и просила позвать внучку. Некоторое время мы даже пытались найти её, но оказалось, что мистер Фезант-младший не имел детей.

Не думаю, что этот случай может представлять для вас интерес. Исключительность его заключается только в удивительно мягком характере пациентки, которым, однако, миссис Фезант обладала всю свою жизнь, насколько мне известно.

Если вам по-прежнему интересна история её болезни, могу предоставить свои архивы, если мне удастся их найти, конечно.

С наилучшими пожеланиями,

У. Фингерстоун




9. Рассказ продолжает доктор медицины Джон Уотсон

Мы прибыли на станцию при первых лучах заката, а путь до школы занял чуть больше времени, чем я ожидал. Так что к усадьбе наша коляска (к слову, встретили нас с восхитительной пунктуальностью) подкатила, когда уже почти совсем стемнело. Вечер стоял сухой и безветренный, погода в этом сентябре радовала нас, даря поистине летние дни, словно благодатная пора задержалась, отсрочив наступление непогоды, столь неласковой в здешних местах.

Мы долго тащились по дороге, обсаженной по краям редкими буками, искривлёнными временем, но вдруг коляска – в сумерках этот маневр оказался для меня неожиданным – резко свернула в длинную аллею, прямую, как стрела. Если я правильно разглядел, по обе стороны её темнели на равном расстоянии друг от друга стволы стройных и не очень старых лип.

Я понял, что это подъездная аллея, и приготовился увидеть собственно усадьбу, но она всё не показывалась. Мы миновали символические, едва ли запиравшиеся ворота, украшенные двумя каменными – фазанами ли? вазами? - в темноте было не разобрать, и только тут я понял, что дом уже перед нами. Боковые башни его, о которых писала мисс Вайолет, были, по-видимому, скрыты от нас за деревьями, поэтому я интуитивно искал силуэт фасада в открывающемся нам ландшафте выше, чем требовалось.

Дом оказался приземистым и мрачным. Не зря меня тянуло назвать его «замком», при всей наивности его деревенской архитектуры было в нём что-то не неприступное, а скорее неласковое. Постороннему наблюдателю в последнюю очередь пришло бы в голову, что в подобном сооружении может располагаться школа для девочек. Странно, должно быть, ощущали себя юные воспитанницы этого заведения, подумалось мне.

Кстати, многие окна светились, и даже у парадной двери был зажжён большой фонарь, отбрасывавший на дорожку уютный жёлтый круг. Вдруг я понял, что фонарь не висит над крыльцом, а покачивается в руке стройной молодой леди, которая приветственно помахала рукой и решительно шагнула вперёд к коляске. Это была Вайолет Хантер. Она почти не изменилась с нашей последней встречи, только причёска, в которую были уложены её отросшие медные локоны, стала более строгой, подобающей директрисе подобного заведения.

- Как хорошо, что вы приехали, мистер Холмс! ... и вы, мистер Уотсон! – искренне приветствовала она нас, и мягкая улыбка озарила её милое лицо. – Проходите в дом, я распорядилась насчет чая.

Чай мы пили в директорском кабинете – очаровательно, хотя и скромно обставленной комнате на первом этаже. Мисс Хантер пояснила, что раньше здесь размещался кабинет старой владелицы поместья, но от её меблировки мало что осталось – почти всё пришлось пустить с молотка. Зато сохранился строгий тёмный камин, на котором красовался выпуклый рельефный герб Фезантов – снова именная птица хозяев в поле щита и латинский девиз, который мне с моего конца стола видно не было. Огонь в камине теперь не зажигают, объяснила мисс Хантер: не в порядке дымоход.

После чая Холмс попросил мисс Хантер показать нам, как он выразился, «декорации происшествия». Мисс Хантер взяла подсвечник и поднялась.

- С чего желаете начать? – проговорила она шутливо. Чувствовалось, что всё её напряжение и тревога совершенно отпустили её, едва мы с Холмсом переступили порог школы. – Двинемся снизу вверх или сверху вниз, из подвала в библиотеку или наоборот?

- Скажите, мисс Хантер, а воспитанницы уже спят?

Если вопрос удивил молодую женщину, то она этого не показала.

- Вернее всего, ещё нет, мистер Холмс. Им положено быть в постелях в девять, сейчас уже без четверти, но ни одна из них не упустит ни минуты свободного времени, будьте уверены. Большинство из них в общей гостиной или в библиотеке.

- Они не боятся? – изумился я.

- Поодиночке – разумеется, доктор. Но все вместе – храбрятся друг перед другом и идут. Многие девочки в их возрасте не прочь лишний раз пощекотать себе нервы.

- В таком случае, - решительно заявил Холмс, - я бы предпочёл начать со спальни учениц.

Мисс Хантер вскинула на него глаза, её скулы слегка порозовели.

- Я не уверена, будет ли это удобно, мистер Холмс. Они хранят там лишь личные вещи, и…

- О, я не собираюсь производить досмотр их шкафчиков, - небрежно обронил мой друг. – Просто хочу взглянуть на помещение в целом.

- Что ж, прошу вас, - проговорила мисс Хантер.

Вслед за директрисой мы поднялись по лестнице на второй этаж, миновали дверь, за которой раздавались голоса и девичий смех (гостиная, пояснила мисс Хантер) и остановились перед высокой двустворчатой дверью, выкрашенной в белый цвет.

- Одну минуту, джентльмены, - попросила мисс Хантер, повернувшись к нам. – Я лишь хочу убедиться, что комната пуста, чтобы мы не смутили своим появлением никого из воспитанниц.

Её стройная фигурка исчезла за дверью и через несколько секунд появилась вновь.

- Прошу вас, джентльмены.

Не знаю, что ожидал увидеть Холмс в школьной спальне. На меня она не произвела ни малейшего впечатления – два ряда аккуратно заправленных кроватей вызывали в памяти лишь больничную палату. Я остался у дверей, Холмс же деловито прошёлся по комнате, и я слышал, как он просил мисс Хантер указать ему кровати Нелли Дин и Шейлы Клеменс. Однако к кроватям он не стал даже подходить; вместо этого прошествовал к окну, где стояла мисс Хантер, и около полуминуты вглядывался в темноту за её плечом (не уверен, что он думал о деле в этот промежуток времени). Потом Холмс внезапно обратился к директрисе:

- Мисс Хантер, что там за постройка?

Заслоняя рукой свечу, молодая женщина отвечала:

- Старый охотничий домик. Сейчас им не пользуются, там хранится различный садовый инвентарь.

- Благодарю вас, - ответил Холмс так многозначительно, словно услышал бог весть какие важные сведения.

На этом осмотр спальни был завершен.

Подвал и библиотека произвели на меня не большее впечатление, чем спальня. Захламлённый, но совсем не зловещий подвал свидетельствовал лишь о том, что трудолюбивые руки мисс Хантер ещё не добрались до этого места усадьбы за тот короткий срок, что она возглавляла школу. Холмса здесь заинтересовало лишь действительно имевшее место ржавое пятно на полу (он заставил мисс Хантер присесть на корточки и посветить ему). Потом он внимательно осмотрел ключ и замок и даже обнюхал свои пальцы, испачканные какой-то смазкой, о которой упоминала мисс Дин.

- Не можете ли вы мне сказать, мисс Хантер, что это, по вашему мнению? – неожиданно спросил Холмс, демонстрируя молодой женщине след, оставленный ключом на безукоризненно белом платке, который мой друг предварительно извлёк из своего кармана.

Директрису вопрос, кажется, не застиг врасплох. Внимательно исследовав вещество и также поднеся платок к носу, она уверенно отвечала:

- Это крем для рук, мистер Холмс. Причём… словом, я сама пользуюсь именно таким. Фиалковый с облепиховым маслом.

- Ага, - с довольным видом кивнул Холмс, устремляясь вверх по лестнице и безошибочно беря курс на нужную башню, где располагалась злополучная читальня.

В библиотеке мы спугнули трёх учениц. Мисс Хантер лишь погрозила им пальцем, когда они, вразнобой сделав книксены, выбежали из комнаты, и на лестнице, постепенно стихая, прозвенел их юный смех. Форма, принятая в «Золотых фазанах», показалась мне очень милой и ничуть не мрачной. Во времена моей юности школьниц одевали строже.

- Самая высокая из трёх, шатенка – это Нелли Дин, - многозначительно проговорила директриса.

- Какая храбрая молодая особа, - пробормотал я. – Не думал, что её теперь можно встретить в библиотеке.

- А что поделать, доктор Уотсон, учебниками-то и ей пользоваться нужно, - отвечала мисс Хантер. Я подумал, что она не совсем права: девушка вполне могла попросить сходить за книгами одну из своих товарок.

Холмса же смелая малышка, кажется, не заинтересовала вовсе. Он обошёл круглый библиотечный зал и остановился в его центре. Здесь не было столов; вероятно, середину нарочно оставили пустой, чтобы каждый мог полюбоваться замечательной мозаикой на охотничью тему, украшавшей пол. Если она и была немного грубовата, это вполне отвечало её кровожадной тематике – битая птица и туша кролика среди дубовых листьев и дымящегося оружия. Несколько кусочков мозаики отвалились, на их месте зияли чёрные клеточки. Один выпавший квадратик даже валялся поодаль, под столами – я указал на него Холмсу. Тот поднял его, внимательно осмотрел и завернул в платок.

На этом осмотр был окончен, мы тепло распрощались с мисс Хантер и отправились в соседнюю деревушку, где в гостинице, называвшейся, разумеется, «Золотые фазаны», для нас были заранее оставлены комнаты.

Продолжение следует

@темы: Гет, Романтика, Фик, Экшен

Комментарии
2010-06-17 в 13:16 

Не знаю,почему никто не комментит,но по-моему,чудесно!

URL
2010-06-17 в 21:47 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Гость
спасибо))
скоро будет продолжение)

2010-06-17 в 23:03 

Джиалгри
Ждём!!

URL
   

Дружба и любовь на Бейкер-стрит

главная