Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
4. Письмо мисс Вайолет Хантер мистеру Шерлоку Холмсу, эсквайру

Золотые Фазаны, Уолсон, 15 сентября


Дорогой мистер Холмс!

Похоже, нашей тихой провинциальной жизни пришёл конец. Однако не могу удержаться от того, чтобы не поздравить себя с успехом. Мы с вами пришли к совершенно аналогичным выводам, мистер Холмс. Более того, я нашла в одном из сараев грязное полотенце, по всей видимости, именно в него заворачивали фазана, выкидывая из окна. К сожалению, нам не удалось найти того, кто сыграл эту странную шутку. Загадочная история с фазаном совершенно забыта, ей на смену пришли куда более тревожные события.

На первый взгляд происшествие кажется также не более чем шуткой, или шалостью склонных к романтике и сенсациям девочек, но, боюсь, оно может иметь продолжение. Но я непозволительно отвлекаюсь на собственные переживания, вместо того, чтобы изложить вам факты.

Сегодня ночью меня разбудил громкий стук в дверь и голоса. На пороге я обнаружила мисс Чичестер, одну из наших преподавательниц. Это весьма неприятная на первый взгляд особа, лицом похожая на ужасного орла, украшающего её выходную шляпу. Она носит нескончаемый траур по своему отцу, о котором никто ничего не знает, но поговаривают, что он был контрабандистом. Тем не менее мисс Чичестер леди до мозга костей и прилагает все усилия, чтобы вложить в наших воспитанниц всяческие добродетели. Мне стоило труда убедить её не злоупотреблять линейкой для достижения этой благородной цели.

Мисс Чичестер страдает бессонницей, а потому по ночам иногда выходит размяться в коридор. Лично я совершенно не одобряю такого поведения, однако после того, как мисс Чичестер лично задержала вора, пытавшегося открутить позолоченный канделябр из большого зала, я не препятствую её прогулкам. Главной своей целью мисс Чичестер считает предотвращение нарушений дисциплины со стороны учениц. На мой взгляд, впрочем, сама она подаёт им дурной пример.

Сегодня во время прогулки мисс Чичестер услышала странный шум в башне. В каждом крыле школы есть по одной комнате, располагающейся на этаж выше основного корпуса. В восточном крыле в башне расположена художественная мастерская, в западном – библиотека, вернее, одно из помещений библиотеки. Именно туда и направилась мисс Чичестер, услышав шум. На лестнице, ведущей в библиотеку, билась в истерике одна из учениц.

Девочка уверяла, что её столкнул с лестницы призрак старой миссис Фезант. Здесь я должна вам признаться, мистер Холмс, что наша школа не свободна от всевозможных выдумок в этом духе. Миссис Фезант, как говорят, была милой женщиной. Потеряв на войне единственного сына, она завещала устроить в своём доме школу для девочек. По правде сказать, к старости она немного выжила из ума, чем, похоже, воспользовались её слуги и знакомые. После смерти старушки не нашлось ни драгоценностей, ни денег. Вполне вероятно, что и дом пришлось бы продать, если бы при перелицовке столового гарнитура в одном из стульев не нашлись облигации на кругленькую сумму. Теперь, как считают некоторые особо эмоциональные барышни, миссис Фезант приходит ночью в школу и требует назад свои бумаги.

Вы понимаете, мистер Холмс, что я не могу принимать всерьёз такую чепуху. Однако девочку что-то до смерти напугало, и хотя юное воображение весьма подвижно, не думаю, что дело было только в её страхе. Нелли Дин (так зовут девушку) растянула лодыжку и серьёзно ушиблась, падая с лестницы, но совершенно не замечала этого и звала на помощь.

Я отослала мисс Чичестер, которая только пугала бедняжку своим строгим взглядом, напоила девочку чаем и уговорила рассказать мне, что произошло. Её рассказ оказался настолько удивительным, что я попросила мисс Дин записать его. Прилагаю к письму свидетельство юной леди.



5. Рассказ продолжает ученица Нелли Дин


Шейла (мисс Клеменс, одна из наших учениц – примечание на полях В.Х.) всем вечно твердила про призраков, но я думаю, что она просто глупышка. Вернее, думала. Потому что никто никогда не принимал Шейлу всерьёз – она такая рассеянная, что даже в собственном имени может сделать описку, и у неё вечно самые грязные тетради. Девочки над ней смеются, а она огрызается в ответ, и её никто не любит. Но ко мне она почему-то расположена – может, потому, что я обычно делюсь с ней конфетами, которые мне присылают из дому, почти никто у нас не любит с белой начинкой, а ей, по-моему, всё равно. Она их и не ест – просто прячет в тумбочку, но всегда берёт, если ей предложишь. Так или иначе, она почему-то решила заговорить именно со мной – подсела вечером ко мне на кровать и таинственно зашептала: «Нелл, я знаю, где прячется призрак. В подвале, в том, где лежат всякие вещи, оставшиеся от старых владельцев дома». «Угу, очень интересно», - пробормотала я в ответ, засыпая, и, боюсь, почти пропустила мимо ушей её следующую фразу: «Сегодня я пойду туда и разоблачу призрака!».

Я проснулась отчего-то среди ночи, было совсем темно. Светила полная луна, по ней скользили тени полупрозрачных облаков. Моя кровать стоит прямо напротив окна, и я некоторое время следила за мертвенно-бледным ликом луны, пока по нему не пролетело облако жутковатой формы – вроде привидения с отрубленной головой, которая медленно и зловеще отделялась от туловища. (Увы, боюсь, многие из учениц читают совершенно неподходящую литературу, хотя я и пытаюсь следить за их кругом чтения – В.Х.) Это напомнило мне про бормотание Шейлы, и я машинально повернулась к её кровати. В лунном свете я отчетливо увидела отброшенное одеяло и примятую подушку, но Шейлы там не было. Кровать была пуста!

Я вскочила на ноги, ужасно испугавшись. С Шейлы станется – она же могла и впрямь пойти в подвал, стукнуться там обо что-то, разрыдаться и забыть дорогу назад. Или, может, её поймала Чичестер мисс Чичестер (хотя на самом деле её никто так не называет, мисс Хантер), тоже приятного мало, сама всю ночь шляется по школе – видите ли, у неё бессонница, а нам нельзя. Поёжившись, я набросила на плечи халат, сунула ноги в шлёпанцы и выскользнула из спальни, стараясь никого не разбудить. Мне это удалось – только Роза перевернулась на другой бок и что-то пробормотала во сне. Почему-то мне не пришло в голову прихватить с собой свечу, уж не знаю, почему. Наверное, из-за лунного света. Но в коридоре оказалось темно, как в погребе. Надо было бы вернуться за свечкой, но я не решилась. В школе я ориентируюсь очень хорошо, и путь до лестницы, ведущей к подвалу, занял у меня даже в темноте не более пяти минут. Но здесь я заколебалась. С лестницы тянуло холодом и сыростью, ноги у меня совсем закоченели, и я подумала, что, может быть, Шейла вовсе и не пошла в подвал, а я тут мучаюсь из-за её глупости. И тут до меня донёсся жуткий звук! Совершенно нечеловеческий вой, а потом глухие удары, словно кто-то бился об стену или пытался открыть изнутри крышку запертого сундука. На миг у меня перехватило дыхание. Призраки, о которых твердила Шейла! Вот о чём я сразу подумала! Но тут же образумилась. Что за глупости, в них верят только дети! Нет, это где-то мучается человек или животное, и ему нужно помочь. Решив так, я стала тверда, как кремень. Я вернулась в спальню, взяла свечку, вынесла её в коридор и только там зажгла (Роза опять пошевелилась, уж очень она чутко спит). Потом быстрым шагом спустилась на три пролета вниз. Всё было тихо, ужасный звук не повторялся. «Шейла», - позвала я негромко. Тишина. Тогда я повторила свой призыв, чуточку возвысив голос, – и опять услышала глухой стон. Без сомнения, он раздавался из-за двери того самого подвала, о котором твердила Шейла. Ключи от него висят тут же, на большом крюке, и подвалом редко кто пользуется, но тут меня поразило, что, ухватившись за ключ, я попала пальцами в свежее масло и даже запачкала край рукава халата. Кто-то смазал ключ (или скважину – В.Х.), прежде чем идти в подвал! Только не Шейла, уверяю вас – это было бы последнее, о чём у неё хватило бы ума подумать. Я поставила свечу на нижнюю ступеньку и, решительно вставив ключ в замок, дважды повернула его и дёрнула тяжёлую дверь на себя. И тут мне пришлось испытать самое страшное за всю эту ночь – прямо на меня из-за двери упало человеческое тело! Тело Шейлы. Она была без сознания.

Что-то подсказало мне, что звать на помощь не следует - ничего, кроме нагоняя, мы не получим (напрасно – В.Х.). Я уложила бедняжку прямо на ступеньки и, вернувшись в холл, раздобыла немного воды в одной из стоящих там китайских ваз. Вода быстро привела Шейлу в чувство, но не скажу, что она пришла в себя, потому что она была явно не в себе. «Призрак… цепи… меня похоронили заживо», - вот что она твердила. Я успокаивала её и гладила по голове; наконец, она разрыдалась, и, кажется, ей полегчало. Во всяком случае, она смогла, опираясь на моё плечо, добраться до спальни. Я уложила её в постель, вернулась к подвалу и, как могла, замела следы нашего ночного приключения. Внутрь подвала я заходить не стала, решила – посмотрю утром, когда Шейла мне всё расскажет. Но наутро у Шейлы началась лихорадка, и она проболела две недели. О причинах её внезапной болезни я никому не рассказала.

Когда Шейле стало немного лучше, я приступила к ней с расспросами, но она при упоминании о подвале или замыкалась, или твердила лишь одно – «Цепи, там цепи. Призрак меня запер». Словом, толку от неё было мало, и я решила действовать сама. Сославшись на мигрень, я не пошла вместе со всеми на прогулку к реке, решив посвятить это время исследованию подвала. Можно было, конечно, наведаться туда и ночью, но… Днём было как-то надёжнее. Хотя мне еле удалось улизнуть от мисс Коуч, которая желала мне поручить что-то в кухне, раз уж я не пошла со всеми и мне «явно полегчало» (а иначе с чего я тут неприкаянно слоняюсь). С замиранием сердца я отворила тяжёлую дверь.

Подвал как подвал. Много пыли. Много старых ненужных вещей. Хотя… солнце пробивалось сюда сквозь небольшое окошко, и на чётких квадратах на каменном полу я увидела следы. Прошло много времени с визита Шейлы, но пыль, видимо, лежала тут таким толстым слоем, что и сейчас всё было как на ладони. (Видите, мистер Холмс, ваша профессия воистину дело заразное! – В.Х.) Следов было довольно много, и они уходили вглубь подвала. Но это не были следы одного человека! Дело в том, что Шейла очень мала ростом, и у неё самая крохотная ножка во всей школе, мы вечно шутим над её туфельками. Здесь же отпечатались совершенно одинаковые форменные ботинки (Шейла потрудилась обуться, отправляясь на свою вылазку) – но одни были маленькие, а вторые – размера на три больше! Я приложила к следу свою ногу – точь-в-точь! На минуту мне стало жутко.

Нет, конечно же, я не верила ни в каких призраков… Но… Значит, кто-то из учениц заманил бедную Шейлу в подвал, а потом запер её там? Жестокая шутка. Не думала, что кто-то из девочек на такое способен. Следы Шейлы, однако, поворачивали назад, к двери, возле горы каких-то коробок, а те, бОльшие, вели чуть дальше, в угол подвала. Странно, но там не было ничего. Странным мне это показалось потому, что чем дальше, тем более захламлённым казалось помещение, а этот угол был пуст… как-то вызывающе. Быть может, по следам на полу я смогу понять, что тут лежало? Я нагнулась к самому полу, но увы – мне это не удалось. На полу был лишь неровный слой рыжеватой грязи, а контур исчезнувшего предмета был какой-то неясный. Вдруг в куче коробок что-то зашуршало. Я не хотела убегать, я твердила себе, что я в подвале, разумеется, совершенно одна, но ноги вынесли меня наружу прежде, чем я смогла сообразить, что я делаю. Надеюсь, это была просто мышь.

Отдышавшись и заперев дверь подвала, я крепко задумалась. В том, что в подвале было живое существо, а не призрак, не было никаких сомнений. Оно и напугало бедную Шейлу. Но зачем? И что за предмет был похищен из подвала? Как я ни билась, мне ничего не приходило в голову. Следующей ночью я сравнила свои ботинки с ботинками всех остальных девочек. У шестерых был точь-в-точь тот же размер, что и у меня – у Розы, у Люси, у Эрны, у Мелани, у Пегги и у старшей из сестёр Картер. Я расстроилась ещё больше, когда мне в голову пришло, что, должно быть, у многих преподавательниц такой же размер, как у нас, а ботинки они носят такие же. Я некоторое время обдумывала это, но потом до меня всё же дошло, что едва ли кто-то из преподавательниц стал бы пугать девочек по ночам, даже ради того, чтобы отвадить их от запрещённых прогулок по школе. Даже… наверное, даже Чичестер, мисс Чичестер не стала бы.

Я не знала, как мне действовать дальше. Во всяком случае, ещё пару ночей побродив по школьным коридорам и один раз чуть не нарвавшись на Чичестер, я бросила это дело. Но, наверное, я всё же немного переутомилась, и один раз совсем случайно заснула на уроке латинского. Нужно ли говорить, что мисс Грин с огромным удовольствием нагрузила меня дополнительным сочинением. Это означало, что мне придётся до ночи просидеть в библиотеке – режим у нас строг только тогда, когда это не касается дополнительных заданий мисс Грин. Почти все девочки уже разошлись из библиотеки, должно быть, они же и потушили свет, но я этого не заметила, потому что, наверное, задремала над учебником. Дальше началось самое страшное. Проснувшись, я не сразу сообразила, где я и который теперь час. Потом вспомнила, потянулась к свече – и… О Боже, я была в библиотеке не одна! Прямо на мозаичном полу, посреди комнаты, спиной ко мне, скорчившись, сидел человек. Женщина… Она была вся в белом, словно светилась, и у неё были длинные, тоже белые, волосы, распущенные по плечам.

- Кто здесь? – воскликнула я непроизвольно. И тут женщина обернулась. Я одновременно услышала странный металлический звон (и вспомнила слова Шейлы о цепях), ещё – глухой стон, и увидела её лицо. Это было нечеловечески кошмарное лицо старухи, искажённое гримасой боли и злобы! Она протянула ко мне руки и сделала шаг вперёд. Я, кажется, закричала и бросилась вон из библиотеки. На лестнице у меня подвернулась нога, я упала, но всё кричала, кричала, кричала…



6. Продолжение письма мисс Вайолет Хантер

Разумеется, мистер Холмс, я ни на минуту не поверила в существование призрака. Однако если откинуть всю эту мистическую чепуху, выходило, что кто-то был ночью в библиотеке. Кто-то, кто не хотел, чтобы его увидели. Более того, возможно, мисс Дин знала этого человека в лицо, иначе почему он просто не затаился и не сбежал за её спиной?

Первым моим предположением было, что в школу опять забрался вор. Но в библиотеке в башне сложены в основном латинские грамматики и задачники по математике, которые не представляют большой ценности. Поэтому библиотека в башне и не запирается на ключ, в отличие от других помещений. Не могу себе представить, чтобы вор полез так высоко, пройдя через весь дом и рискуя разбудить кого-нибудь, ради пары потрёпанных задачников. Кто-то сказал ему, что мы храним старинные дорогие книги? Маловероятно.

К тому же, осмотрев внимательно библиотеку, я нашла странные следы грязно-оранжевого цвета. В первую минуту я была в замешательстве, однако затем неожиданная идея пришла мне в голову. Мисс Дин говорила, что привидение скрежетало цепями (ещё бОльшая ерунда, ведь миссис Фезант была почтенной леди, а не беглым каторжником). Весьма вероятно, что рыжие пятна – следы ржавого металла. Не думаю, чтобы их действительно оставили цепи. Скорее, какой-нибудь старый несмазанный механизм.

Какой-то таинственный незнакомец проникает в дом и ставит странные эксперименты в нашей библиотеке… Между прочим, вопрос о том, как он проник в школу, тоже остаётся открытым. Входная дверь и дверь чёрного хода были заперты. Мы обнаружили, что створка одного из кухонных окон была приоткрыта - того самого окна, через которое был похищен фазан. Однако вы помните, что пролезть через него мог бы разве что сноровистый мальчишка.

Боюсь, мистер Холмс, что без вашей помощи мне не обойтись. Играть в детектива весьма забавно, пока дело касается обыденных мелочей вроде кражи печенья. Но сейчас я действительно напугана. Если считать происшествие с запертым подвалом частью той же цепочки событий, то это уже второй случай, когда под угрозой оказались наши ученицы. Умоляю вас, мистер Холмс, приезжайте, пока мне не пришлось закрыть школу, опасаясь за жизни вверенных мне детей.

Пришлите телеграмму, как только сможете отправиться в путь, мы пришлём за вами на станцию коляску.


С уважением,

Вайолет Хантер

@темы: Гет, Романтика, Фик, Экшен