Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Одной из вариаций на тему ШХ является книга Евы Титус "Бэзил с Бейкер-стрит" и снятый по мотивам диснеевский мультфильм "Великий мышиный сыщик" (GMD - Great Mouse Detective).
Вот по нему я и написала этот фик.

Автор: Минутка а.к.а Джиалгри
Бета: hanna-summary
Фандом: GMD (Великий мышиный сыщик, он же Бэзил с Бейкер-стрит)
Дисклаймер: Персонажи принадлежат кому угодно: Конан-Дойлю, Еве Титус и Диснею – но только не мне. Я только балуюсь.
Жанр: adventure, romance
Рейтинг: G
Аннотация: Что бывает, когда не доверяешь друзьям.
Предупреждение: Почему-то Бэзил мне кажется ужасно хацэшным персонажем. К сожалению, пока у меня получается скорее ха, чем цэ. В смысле, издеваюсь я над ним, как могу. Но посмотрим, как пойдёт.

Мой друг Бэзил кроме исключительных дедуктивных способностей наделён, к сожалению, повышенной независимостью и склонностью к риску.

Сколько раз мы оба оказывались на волосок от гибели из-за того, что он не счёл необходимым посвятить меня в свои планы. Увы, умение признавать свои ошибки не входило в число достоинств знаменитого сыщика (приступы самогрызства, сопровождаемые терзанием скрипки, не в счёт), и, как правило, он обвинял меня в недогадливости или в ненужной инициативе.

Постепенно привыкнув к тому, что Бэзил не доверяет мне полностью, я и сам перестал принимать за чистую монету все его слова. Поэтому когда однажды дождливым ноябрьским вечером он сообщил мне, что идёт на концерт, я не поверил этому ни на минуту.

Начать с того, что Бэзил задался целью повысить мою музыкальную культуру, а потому постоянно таскал меня не только в Роял Майс Опера, но и на чердак Ковент-Гардена, где мы сначала чуть не закончили свою жизнь в пасти фокстерьера, а затем стали с этим лохматым чудовищем лучшими друзьями. Однако эта история достойна отдельного рассказа.

Признаться, здесь мои мысли несколько сбились. Начало своего очередного рассказа я формулировал, шлёпая по первосортной лондонской грязи, что не способствовало стройности повествования.

Подумав, я решил вернуться к выдумке про концерт. Итак, Бэзил ни разу не пренебрёг возможностью вытащить меня послушать музыку. Что бы могло заставить его в этот раз упустить случай просветить меня?

Кроме того, хотя мой друг надел выходной костюм и бабочку, в кармане его можно было заметить револьвер (мой револьвер, кстати).

И наконец, незадолго до выхода Бэзил просмотрел вырезки из газет под грифом «разыскивается».

Вывод был очевиден: мой друг отправился выслеживать опасного преступника. Видимо, достаточно опасного, чтобы Бэзил не решился ставить под угрозу и мою жизнь.

Мысль о такой заботе и самопожертвовании растрогала меня. Но тут же я подумал, что более вероятно иное объяснение: мой друг боялся, что я своей неловкостью выдам его или как-то иначе помешаю его планам. Да, скорее всего, именно так и было.

Но я решил, что на этот раз не позволю Бэзилу так рисковать собой. Я изобразил полное равнодушие к его вечернему выходу и сосредоточил всё своё внимание на вечерних газетах и яблочном пироге миссис Джадсон.

Но как только за Бэзилом закрылась дверь, я выскочил через чёрный ход. Следить за профессиональным сыщиком – задача не из лёгких. Но я кое-чему научился за время совместной работы с Бэзилом. Я держался на расстоянии, в укрытии, и делал вид, что меня тут нет, или я – не я, и вообще иду по своим делам. Однажды, когда он обернулся, я с крайне деловитым видом зашёл в аптеку.

Я сомневался, что мне удастся усыпить бдительность Бэзила, но, похоже, он всё-таки поверил, что я не слежу за ним.

За очередным поворотом я вдруг различил среди городского шума тихую мелодию. Неужели Бэзил на самом деле пошёл на концерт?

Я сразу же устыдился своей подозрительности. Может быть, мой друг наконец понял, что я вовсе не такой уж ценитель музыки? Патефонная пластинка со звонким женским голоском или старые добрые ирландские песни – вот это я понимаю.

Впрочем, тут я опять отвлёкся, не зная, как поступить дальше. Бэзил между тем подошёл к служебному входу какого-то заведения. Это сразу вернуло меня к реальности.

Конечно же, гениальный сыщик знал, что нет надёжнее лжи, чем правда, сказанная не до конца.

В моей голове стали складываться версии одна эффектнее другой. Преступник – знаменитый скрипач, и Бэзил, восхищаясь его мастерством музыканта, не смог лишить виртуоза возможности сыграть свой последний концерт. Или, наоборот, это бандит, наживший свои миллионы на контрабанде. Он притворяется меценатом и помогает молодым артистам, а особенно артисткам…

В этот момент как раз запел женский голос, и я подумал, что моя вторая версия ближе к истине.

Значит, скорее всего злодей в зале. Какое нас ожидает развитие событий? Бэзил попросит его выйти из зала, якобы срочная телеграмма… Нет, тот сразу заподозрит неладное. Тогда Бэзил сделает вид, что человек занял его место, и начнёт скандалить, позовёт билетёра, и уже вдвоём они схватят негодяя.

Тот, конечно, начнёт палить в воздух, собьёт люстру, в зале резко потемнеет. Визг женщин, возмущённые возгласы, грохот.

Видимо, в этот момент и должен появиться я, с лампой в руках и громким криком «полиция». Хм.

К сожалению или к счастью, осуществлению этой эффектной концовки мешало то обстоятельство, что я был всё ещё снаружи.

Мне удалось придумать какую-то крайне неубедительную версию, но она моментально вылетела у меня из головы, потому что не успел я постучать, как дверь распахнулась и появившаяся на пороге девочка воскликнула:

- Вы доктор?

- Да, - от неожиданности сразу согласился я.

- Скорее, доктор, джентльмену плохо!

И она потащила меня дальше по коридору, туда, где музыка была громче.

По дороге, признаться, я сразу позабыл все свои эффектные концовки. Эпизод с юной горничной, бегущей за врачом, был слишком мелодраматическим, чтобы оказаться правдой. Наверняка это всё шутка моего друга, который решил в очередной раз проучить меня. Если это так, решил я на бегу, я тоже выскажу ему всё, что думаю о его методах и особенно о манере скрывать от меня свои планы.

С таким решительным настроением я ворвался в комнату и… хм. Увидел на диванчике худого юношу с франтовскими усами в залитой чем-то красным рубашке.

- Его зарезали? – спросил я ошеломлённо.

- Что вы, доктор! – охнула моя провожатая. – Об его голову разбили бутылку вина.

«Милое местечко», - подумал я и принялся за осмотр пострадавшего.

Постепенно мы привели его в чувство.

- Жить будет, - сказал я. - Пусть только посидит дома пару недель.

Мы вышли в коридор. Я уже собирался признать провал своей эскапады, взять деньги за визит и отправиться домой, когда вдруг музыка умолкла, и в этот короткий перерыв я явственно услышал голос своего друга.

Я остановился как вкопанный. Не ожидавшая этого горничная не успела затормозить и обеими ногами наступила мне на хвост.

- Ой, простите, доктор! – поспешно отпрыгнула она.

Я попытался срочно придумать предлог, чтобы остаться здесь и получить возможность осмотреть другие помещения. Но тут вдруг совсем рядом раздался громкий и пронзительный женский визг.

Недолго думая, я рванул на себя ближайшую дверь с криком «Я врач! Кому здесь плохо?».

За те пару секунд, что мне понадобились на эти манипуляции, в моей голове уже стала вырисовываться эффектная сцена.

Юная красавица, привязанная к стулу. «Шестёрка» злобного негодяя, машущая укушенным пальцем. Бэзил… впрочем, я не успел придумать, что именно делал мой друг в этот момент.

От того, что я увидел на самом деле, у меня отвисла челюсть.

По всей видимости, это была гримёрная. У стены стояло тройное зеркало. Вокруг на гвоздиках висели афиши и шляпки. На небольшой кушетке, дрыгая ногами, заливалась смехом блондиночка, которая показалась мне смутно знакомой.

А напротив, на стуле, сидел Бэзил, закипающий от возмущения, и целился в меня из револьвера. Из моего револьвера, между прочим.

На секунду я подумал, что Бэзил на самом деле и есть глава Лондонского преступного мира, а его детективная деятельность – только прикрытие. А Рэтиган? Ну разумеется, они были соперниками, но профессор стал играть не по правилам, захотел получить власть в открытую...

Я даже не попытался защититься. Если это правда, пусть лучше он застрелит меня прямо сейчас.

Но как раз в тот момент, когда я выпятил грудь, готовясь принять смерть с достоинством, Бэзил меня узнал.

- Вы?! – воскликнул он, опуская пистолет. – Какого чёрта вам здесь нужно, Доусон?

Девушка на кушетке всплеснула руками и тоненько заголосила:

- Так это ваш приятель! Хи-хи-хи! Могли бы предупредить! Ой, не могу!

И она снова повалилась на кушетку, издав пронзительный визг, так напугавший меня недавно. За моей спиной наконец с грохотом закрылась качавшаяся на петлях дверь.

Вызванного этим секундного замешательства Бэзила хватило мне, чтобы вспомнить, что самая надёжная ложь – ну, вы знаете. И я сказал:

- Я оказывал помощь джентльмену, которого ударили бутылкой по голове. А вот что вы здесь делаете? Вы же должны ловить опасного преступника, притворяясь, что идёте на концерт.

Кажется, последний выстрел попал в цель. Бэзил покраснел и ничего не ответил.

Но тут хихикающая красотка, видимо, устала смеяться. Она села на кушетке, поправила волосы и сказала нежным голоском с оттенком затаённой грусти:

- Уверена, ваш друг всё вам расскажет, доктор. Мне очень жаль, что я напугала вас. Боюсь, мне не хватает хороших манер, я выросла среди портовых крыс, мои родители бросили меня ещё мышонком.

За время этой короткой речи она расправила юбку, накинула на плечи шаль и окончательно привела в порядок короткую причёску. В этот момент я узнал её. Певичка из «Крысоловки»! Конечно, то-то я узнал её ноги, мы же... хм. Да, танцевали канкан. Но, знаете ли, это было частью опасного задания, и мне подмешали что-то в пиво... Одним словом, это была она.

Я непроизвольно разулыбался, вспоминая то лихое дело. Девушка сразу оживилась. Она суетливо забегала по гримёрке вокруг надутого как на крупу молчаливого Бэзила, достала три рюмки и бутылочку шерри и предложила тост за здоровье присутствующих и того несчастного, ушибленного бутылкой.

Мы с Бэзилом чокнулись, потом дружно дождались, пока блондинка глотнёт из своей рюмки, и после этого выпили.

Красотка между тем продолжала повесть о своём трудном детстве и отсутствии образования.

- Однако вам удалось выучиться на первосортную актрису, мисс, - заметил я между прочим.

Девушка осеклась, внимательно посмотрела на меня, и внезапно преобразилась. Так же быстро, как из хохочущей певички она стала несчастной скромной сироткой, теперь она обернулась деловитой молодой охотницей. Шалька на одно плечо, ногу на ногу, ни следа затаённой грусти в голосе.

- А вы проницательны, доктор, - сказала блондинка, щурясь на меня одним глазом. - Дружба с нашим великим сыщиком не прошла даром.

Почему-то она произнесла слова «великий сыщик» почти с насмешкой. Бэзил этого, наконец, не вытерпел, и взорвался.

- Как вы могли, Доусон! Вы следили за мной, как последний шпион!

Или как первый сыщик – подумал я. Память услужливо предложила мне конспект ответной речи. А что вы хотите? Вы мне не доверяете. Заставляете блуждать в потёмках, бояться за вашу жизнь. Если мы боевые товарищи, мы должны сражаться плечом к плечу. Если мы друзья, можно было бы честно сказать, что идёте к даме. Неужели я стал бы навязываться?

Но я не стал всего этого произносить вслух. Вместо этого я вздохнул и сказал:

- Дома поговорим.

Красотка фыркнула. В её глазах плясали чёртики, она явно наслаждалась происходящим.

- Что ж, - сказал я, вставая, - пожалуй, я пойду, не буду вам мешать.

Блондинка остановила меня, положив руку на локоть.

- Джентльмены, выпьем ещё по рюмочке и вы пойдёте вместе. У меня выступление через пять минут.

Мы чокнулись «за проницательность и дружбу» и красотка собрала рюмки.

- Что ж, - сказал я. - До свидания.

- Рада была познакомиться, доктор, - ответила она, протягивая мне руку. - Кстати, вы так и не спросили, как меня зовут.

- Я решил, что вы сами скажете, если захотите, - галантно раскланялся я, поцеловав её ручку.

- А вы хитрец, доктор, - хихикнула она. - Что ж, я захотела. Меня зовут Айрини, Айрини Адер. Конечно, это сценический псевдоним, но моего настоящего имени здесь всё равно никто не знает.

- Очень приятно, мисс Адер. Доктор Доусон.

- И ваш друг Бэзил, который думал, что остался инкогнито, - подмигнула растерявшемуся детективу Айрини и бесцеремонно вытолкала нас за дверь со словами: - Джентльмены, мне ещё переодеваться! До встречи! Заходите ещё!

В коридоре меня ждала горничная с зажатыми в кулачке деньгами.

- За ваш визит, доктор, - сказала она.

Я, не глядя, сунул деньги в карман. Девочке это почему-то понравилось, она радостно улыбнулась, ткнула пальцем в сторону выхода и упорхнула. Мы с Бэзилом вышли на улицу.

Сразу же за порогом «Крысоловки» - а это была она, как я теперь понял, только отремонтированная после памятного побоища – мой друг взорвался.

- Как вы это объясните, Доусон?

- А почему я должен что-то объяснять? У вас свои дела, у меня свои.

- Откуда вас знают в этой дыре?

- Перед лицом болезни все равны.

- Вы не имели права так врываться! – продолжал кипятиться Бэзил.

- За это я прошу прощения, друг мой. Я подумал, что юной леди стало плохо, и поспешил прийти на помощь. Поверьте мне, я не хотел мешать вашему свиданию.

- Это было не свидание! Это… это…

- Хорошо, не свидание. Можете не трудиться объяснять, это не моё дело.

- Но… - Бэзил был в замешательстве. – Доусон, это совсем не то, что вы думаете.

- Я ничего уже не думаю, - отмахнулся я.

В таком духе мы препирались до самой Бэйкер-стрит. Постепенно Бэзил иссяк, свесил хвост и виновато плёлся за мной.

Следующие два дня он играл мне на скрипке, не устраивал химических опытов и даже пару раз похвалил опубликованные мной рассказы. Когда он в третий раз принялся нахваливать мою писанину, я расхохотался.

- Бэзил, вы великолепны! Ладно, сдаюсь, вы меня купили. Можете выдохнуть и сказать, что вы на самом деле думаете о той чуши, которую я про вас сочиняю.

Бэзил от избытка чувств чуть не задушил меня, бросившись обниматься, а потом погрозил пальцем.

- Это было жестоко, Доусон.

- Простите, друг мой, не удержался.

- Теперь вы позволите мне рассказать вам о мисс Адер?

- Да, разумеется, - кивнул я, располагаясь поудобнее в кресле.

- Боюсь, Доусон, вы были правы. У меня, конечно, были планы выведать у неё кое-что, потому что даже самому себе я не хотел признаться, что просто назначил свидание певичке из кабаре. Кажется, дорогой доктор, я потерял голову от этой девушки. Иначе я не могу объяснить свой бездарный манёвр с концертом. И… это ведь вы зашли в аптеку на углу Кремер-стрит?

- Не помню, - нахмурился я, словно бы вспоминая. – Где, говорите, была аптека?

Бэзил было снова вскипел, но сразу же обмяк.

- Я был последним идиотом. Даже эта девчонка с самого начала знала, кто я такой.

- Любовь здорово вышибает мозги, мой друг, - сказал я. – Возможно, подсознательно вы хотели, чтобы я пошёл следом, и потому позволили выследить себя?

Бэзил сразу встрепенулся.

- Да, вполне возможно. Эти новомодные штучки с подсознанием, конечно, сильно раздуты, но рациональное зерно тут есть. Вы не читали статью в последнем «Ланцете»?

Я сложил руки на животе и закивал, наблюдая за тем, как Бэзил ходит туда-сюда, рассуждая о достижениях науки.

Что ж, у меня не получилось очередного детективного рассказа. Но я совершенно не жалел о своём маленьком приключении. А для Бэзила, похоже, главное приключение только начиналось...



Продолжение может последовать

@темы: Экшен, Фик, Романтика, Гет